Туластат разместил на своем сайте информацию о структуре денежных доходов и расходов туляков за период с 2000 по 2016 гг. включительно. Некоторые тенденции – удивительны. В частности, резко упала доля доходов от предпринимательской деятельности и зарплаты, зато – заметно выросли «другие» доходы. Сегодня каждый третий рубль в руках туляков имеет, по сути, «темную биографию», пишет «Тульский Бизнес журнал».

Но сначала – о доле жителей региона, денежные доходы которых не превышают величины прожиточного минимума на члена семьи (сегодня это – примерно 9,8 тысяч рублей). Эти люди считаются очень бедными и им государство обязало оказывать поддержку.

В 2000 году таковых было 560 тысяч человек, или – треть населения области (32,2%). К 20015 году их число сократилось вдвое, до 285 тысяч человек (17,4% от всего населения). Сейчас их – 153 тысячи человек, или – 10,2%. В целом по стране эта доля – порядка 13-14%. Мы – относительно благополучный и даже слегка «зажиточный» регион.

Правда, особо отметим, что размер прожиточного минимума, мягко говоря, слишком низок. Реально прожить на 9-10 тысяч рублей в месяц человеку очень трудно. Особенно, сели речь идет о социально слабо защищенных слоях населения – пенсионерах, инвалидах, студента, многодетных семьях.

По поводу источников доходов.

Наша зарплата, по размеру которой Тульская области – на четвертом месте в ЦФО после столицы, Подмосковья и Калуги, постоянно теряет свое значение. Если 40 лет назад ее доля в доходах составляла 66%, в 2000 году – 40,5%, то сегодня – лишь 33,0%. Только каждый третий рубль.

Причины? Рост доли в составе населения неработающих «иждивенцев», главным образом – пенсионеров. Мощное влияние «серых» схем получения заработков. Наконец, увеличение числа самозанятых туляков (в сущности, речь идет о людях, занятых незаконным – «теневым» - предпринимательством) до 150-180 тысяч человек.

Социальные выплаты – пенсии, стипендии, пособия. Тут ситуация за полвека не поменялась. Как было, так и есть – 24-25% от общего объема денежных средств.

Доходы от недвижимости (сдача в аренду жилья, дач, гаражей и пр.). Увеличение влияния с 3,0% до 5,0%. Хотя есть предположение, что на самом деле эта доля заметно выше. В честности, многие люди предоставляют те квартиры под «съем», никуда об этом не сообщая. Все тот же «теневой» бизнес.

Доходы от предпринимательства. Было – 12,4%, стало – 8,1%. Поразительный факт. Около 200 тысяч туляков (третья часть, занятых работой на территории родной губернии) трудится в сфере малого бизнеса. По идее, должны получать здесь 15-18% денежных доходов (налогов, к примеру, платят именно столько). Но – картина иная. Причины: занижение реальных доходов, высокая доля тех, кто не выдерживает конкуренции и разоряется. Увы, но малый бизнес у нас до сих пор остается «малым» и по степени доходности. Как бы чиновники не доказывали свою любовь и поддержку предпринимателям…

И – загадочные «другие» доходы. Во многом - те самые самозанятые, «теневые» и прочие виды труда, которые осуществляются в обход законов. 17 лет назад они давали жителям региона 21% доходов, сегодня – 30,1%. Получается, что государство не знает, откуда у людей каждый третий рубль в кошельке. Налоги с этих сумм, как правило, тоже не уплачиваются.

Любопытная подробность. Перелом в ситуации по «неизвестным» доходам произошел в конце экономического кризиса 2008-2099 гг. До него «неизвестные» суммы составляли 20% доходов туляков, а в 2010-м – уже 29%. И с тех пор – не снижают своего влияния.

По расходам.

На покупки (еда-питье + товары ширпотреба) мы все эти годы тратим 67-68% заработанных сумм. Очень много. В большинстве стране Европы – 40-50%. 

Обязательные платежи, особенно – за жилье и коммунальные услуги. Было 6,0%, стало – 9,6%. Грустная тенденция. Нет, в упомянутой Европе на это отдают до 25% своих доходов, но руках там остается все равно в разы больше.

На покупку жилья. Рост с 0,6% до 2,4%. Это действительно так. Объем продаж жилья за 17 лет – как нового, так и «вторичного» - вырос более двое.

Сбережения в банках. Очень сильные колебания: народ там хранит от 8% до 15% своих официальных средств. В «тучные годы» (2007-2008, 2012-2014) они росли, в кризисные (в том числе и сейчас) – падали. Ныне показатель – около 8%. Мало.

Валюта перестала играть заметную «накопительную» роль. Прежне на ее покупку тратили до 5,5% денежных доходов, в настоящее время – порядка 1,5%.

И – про официальную динамику прироста денежной массы на руках у населения. То, что мы прячем дома. Тут – странная тенденция. В «хорошие» годы туляки активно тратят деньги, и дома их почти не остается, всего 3-5% от общих сумм доходов. Зато в годы кризисов доля таких сбережений растет. Сейчас мы формально прячем «под подушку»  каждый десятый заработанный рубль, фактически – по оценкам экспертов – чуть ли не вдвое больше.

В общем, запасливые мы. Жизнь научила…