Вот и прошло одно из самых главных событий журналистского сообщества 2017 года – пресс-конференция Владимира Путина. Это такое мероприятие, которого журналисты ждут весь год, а президент весь год, видимо, запасается терпением, чтобы с пониманием относиться к нашему детско-кричащему поведению.

Я представляла ИА «Тульские новости» на пресс-конференции в третий раз и на моей памяти впервые многие пытались привлечь внимание президента бесцеремонными криками, а не яркими плакатами. Что касается плакатов, их вообще было мало и многие были сделаны на скорую руку. Число людей в странных костюмах также за последние годы уменьшилось в разы – я заметила только женщину в кавказской шапке из овчины, девочку завернутую в простыню и деда мороза, кто-то посчитал необходимым принести с собой икону. Неподалеку от меня сидела женщина с вырезанной страшной матрешкой – вопрос, видимо, был посвящен тематике олимпийского скандала.

Ну и как обойти стороной дресс-код, было много людей в черном, темно синем – из ярких цветов в этом году преобладал ярко синий и красный. На самом же президенте был розовый галстук. Ну а теперь к делу, как это было, в конце текста попытаюсь ответить на самое главное, что многих интересовало «зачем Жукова сидит с портретом Дюмина». Поехали.

Всех с приездом!

Как и всегда подавляющее большинство журналистского сообщества прибыло в центр Международной торговли около 9:30. Нас всех тщательно досмотрели, с кем-то даже добродушно поговорили о погоде – все хорошо. После гардеробной можно было проследовать на фуршет, пойти в пресс-центр, чтобы отправить первые наброски в редакции, либо пойти занимать места у входа в зал. Как вы можете догадаться, все выбирали первый вариант. Голодные, холодные журналисты из разных уголков нашей страны травили байки, рассказывали о проблематике своих регионов или просто отслеживали федеральную повестку. Чтобы развеять миф о том, что нас всегда кормят как царей, скажу – нет, икрой черной нас не кормили, не было даже красной! Стандартный набор – пирожки с водорослями, вареная колбаса, круасаны без начинки и немного красной рыбы. После всех обязательных процедур самое время пойти занимать места у входа в зал. А тут уже огромная толпа не всегда дружелюбных (и, видимо, все еще голодных) журналистов. Около часа все стоят в очереди, это же наша излюбленная русская традиция ОЧЕРЕДИ. Нас хлебом не корми, дай постою поною «как все долго». И когда ваши ноги начинают болеть, так что вам хочется присесть на чей-то кофр, эта наша очередь начинает движение. Каждого по очереди осматривают 4 сотрудника ФСО. В принципе, я думала, что здесь все должно пройти как по маслу – ибо ни воды, ни конфет, ни чего-нибудь съестного у меня с собой не было.

НО, у меня был с собой плакат, плакат с человеком, которого тяжело не узнать, тем более сотруднику ФСО – наверное, о его карьерном взлете там во время обеда складывают легенды. В общем, при проверке папки молодой человек увидел у меня портрет Алексея Дюмина формата А3. Со словами «какой у вас интересный плакат», сотрудник ФСО попросил меня достать из обертки плакат. Он внимательно осмотрел его с обеих сторон (на обороте было написано «Губернский город «Т») и решил, что человек с таким плакатом не должен просто спокойно пройти в зал. Мы обосновались с ним на ступеньках входа в зал, завидев скрепки, улыбаясь, молодой человек попросил разобрать мою, вероятно, странную «конструкцию». Заручившись заверениями, что молодой человек из ФСО поможет потом все собрать заново, я сорвала скрепки. И, о Боже, люди из ФСО увидели что между двумя глянцевыми листами формата А3 вертикально лежат два листа формата А4 (пустые) – это было сделано для того, чтобы на обороте не отпечаталась краска. Пять минут я объясняла молодому человеку особенности фото бумаги. Сопровождаемая улыбками и добрыми пожеланиями мне в спину, я пошла искать себе место.

Приземление

Перепробовав различные варианты, я остановилась на крайней левой стороне, рядом с девушкой с табличкой «Коррупция», вырезанной ракетой и несуразной матрешкой. Это как раз та сторона, откуда всегда в зал входит Владимир Путин и именно там очень много сотрудников ФСО, так что наша «дружба» с этими ребятами продолжилась, товарищи показывали друг другу на меня и старались как можно скромнее хихикать, незаметно это делать им не удавалось. Их реакцию заметила корреспондент из «Медузы» и запечатлела распечатанного в красках Алексея Геннадьевича.

И вот он к нам пришел

Сначала в зале появляется Дмитрий Песков, начинает играть волнующая музыка, выходит Владимир Путин – в зале раздаются скромные аплодисменты и это уже кажется странным. Но никто не обращает на это внимание, кажется, что доза щедрых аплодисментов и слез радости от простых людей была выплачена еще на заводе ГАЗ, и сейчас их никто не ждет. Владимир Путин сразу ставит в известность, что у него с собой последние цифры по социально-экономическому развитию страны, но предлагает обойтись без длинных речей и сразу приступить к вопросам. Традиционная серия вопросов от кремлевского пула разбавляется вопросами людей из регионов, поэтому несколько раз сразу после неприятного вопроса, Путин отвечал про рыбу. Лично я никогда не задумывалась о цене рыбы, но тут оказалось, что даже президент считает ненормальным высокие цены на рыбу в России.

Также он замечает в зале плакат «Путин байбай», который на деле оказывается «Путин Бабай».

«А, бабай. «Мартышка к старости слаба глазами стала». Извините», - говорит Путин.

С татарского это звучит как «Дедушка Путин» и именно так его величают дети республики.

Сразу несколько вопросов про выборы: «Какова ваша цель на выборах» и «Почему почти за 20 лет Вашего правления не появился нормальный, влиятельный кандидат от оппозиции»?

Ответ №1:

«Вы знаете, я уже много раз говорил о том, какой бы я хотел видеть Россию – и на таких массовых мероприятиях, и в беседах более камерного характера. Ещё раз скажу: она должна быть устремлена в будущее, она должна быть очень современной, политическая система должна быть гибкой, экономика должна быть построена на высоких технологиях, производительность труда должна многократно возрасти».

Ответ №2:

«Теперь на Ваш вопрос по поводу оппозиции, почему она не появляется такая, которая была бы конкурентоспособной. Самое простое для меня было бы сказать, что не мне же самому для себя конкурентов воспитывать… Когда мы говорим об оппозиции, важно ведь не только шуметь на площадях или в более кулуарной обстановке и говорить об антинародном режиме. Важно что‑то предложить, для того чтобы сделать ещё лучше. А люди‑то, конечно, очень многим недовольны на сегодняшний день, и правы, что они недовольны, потому что можно было бы лучших результатов добиваться.

Но когда начинают сравнивать и смотреть, а что же предлагают лидеры оппозиции так называемой, особенно несистемной, возникают большие сомнения.

В этом, мне кажется, самая главная проблема тех, кто хотел бы быть конкурентоспособной оппозицией, – нужно предложить реальную, не эфемерную, не крикливую повестку дня».

И еще о вопросах…

Лично я для себя выделила два – первый про рейдерство чиновников и силовиков. Так вот по словам президента больших и позитивных изменений, связанных с коррупцией на всех уровнях пока не видно. Путин даже привел пример, и хочется надеяться, что эта тема действительно его волнует настолько, насколько он показал. Так вот про пример, оказывается год назад Владимир Путин имел разговор с директором ФСБ Бортниковым по информации в отношении одной из структур. И оказалось, что ровно полгода назад в этой структуре были проведены оперативно-следственные действия, возбуждены уголовные дела, а всех виновных посадили, но на их места пришли новые люди, которые продолжили работу по тому же принципу. Так сказать, замыкая круг.

«Понимаете, я, честно говоря, иногда даже не знаю, что с этим делать, тем не менее напрашивается одно из решений. Я думаю, что мы пока не готовы осуществить это по ряду соображений финансового, организационного характера, решения жилищных проблем, но напрашивается нечто такое, что у нас в армии есть. У нас в армии постоянная ротация, это сложилось уже десятилетиями. Это одна из составляющих военной службы, тягот военной службы, если так можно сказать. Послужил три-пять лет в одном месте – обязательно, почти обязательно переводят на другое место и так далее. Может быть, есть смысл и в правоохранительной сфере организовать нечто подобное». – предложил Путин.

И вот это очень хороший вариант – а как по-другому отбить у русского жадного до денег человека охоту «приворовывать»? Только лишив его возможности лоббировать свои интересы посредством связей.  Кстати, если у кого-то из наших читателей будут идеи на этот счет, пишите нам на почту info@newstula.ru или в комментарии – все соберем и обязательно опубликуем.

И второй вопрос, состоящий из трех, который был посвящен теме ЖКХ – первый журналист похвалил данную сферу, второй рассказал о поборах в военных городках со стороны управляющей компании Минобороны, а третий рассказал про «черную дыру» из недобросовестных управляющих компаний. И этот тройной вопрос был шансом понять насколько представление о реальной ситуации замылено в глазах президента. Так нет товарищи, ни капельки не замылено. Он, как и мы с вами, обычными жителями России, считает, что несмотря колоссальный объем проделанной работы в данной сфере, в ЖКХ до сих пор царит беспредел.

«Думаю, что и региональные власти, и федеральные органы власти, которые за это отвечают, – прежде всего, соответствующее Министерство строительства, и там есть целое подразделение, которое должно заниматься ЖКХ, – явно недорабатывают. Совершенно очевидно», - и это такой крутой посыл, в том числе и нашим чиновникам ЖКХ – одним рейтингом УК тут не обойдешься.

В чём суть проблемы? Есть управляющие компании, которые собирают деньги и за коммунальные платежи и деньги по жилищным тарифам.

Президент поясняет:


 

«Коммунальные платежи – это платежи в адрес снабжающих организаций за газ, электричество, воду и прочее, может быть, за канализование. А жилищный тариф, жилищные платежи – это за всё, что происходит внутри дома».


Собирая деньги за все, некоторые управляющие компании предпочитают не расплачиваться с ресурсными организациями своевременно и в полном объеме.

«Что нужно в этой связи сделать? Нужно отрезать эти управляющие компании от денежного потока. И такой законопроект уже есть, он, по‑моему, в первом чтении прошёл, во всяком случае, там изучается. Нужно сделать это в самое ближайшее время.

Другое решение, которое принято. Начисляют платежи, часто необоснованные, клиенты оспаривают. Теперь управляющие компании в связи с готовящимися решениями должны будут не просто сделать перерасчёт, а заплатить ещё плюс 50 процентов за неправильно выставленный счёт в качестве штрафа, можно сказать. И эти решения должны быть обязательно доведены до конца.

Теперь по поводу тарифного регулирования. Я сказал, что есть два вида платежей: коммунальные и жилищные.

Что касается коммунальных платежей, здесь есть федеральное регулирование. Последние пару лет предельный рост тарифа обозначен в качестве 4 процентов. Во-первых, он не выдерживается, и в среднем даже рост по коммунальным этим платежам не 4 процента составляет, а, по последним данным, я вчера смотрел, 8,8. Это вообще никуда не годится. У нас же есть ограничение – 4. Откуда 8,8 взялось?

Но ещё хуже вторая составляющая – это так называемые жилищные платежи, это то, за что непосредственно управляющие компании отвечают и регионы. Там вообще нет никакого регулирования, нет верхнего потолка. Поэтому за эту часть платежи зашкаливают, в среднем сейчас получилось, на данный момент времени, 23 с лишним процента, а местами и месяцами – свыше 30. Вообще никуда не годится. Что нужно сделать? Нужно вводить ограничения, безусловно, так же как по коммунальным платежам, вводить регулирование и по жилищным платежам, и сделать это нужно незамедлительно».

Вопросов было много, времени на это ушло 3 часа 50 минут – по их итогу печалиться не стоит, пенсионный возраст пока увеличивать не планируют, по крайней мере, никаких окончательных решений не принято. Связь между правительством Путина и Трампом, это все «придумано», а Соединенные Штаты в контексте поведения Северной Кореи просто «интересные ребята». Деятельность Саакашвили на Украине - «плевок в лицо украинского народа» и вообще из-за этого у Путина сердце кровью обливается.

Казалось, Владимир Путин по сравнению с предыдущими годами бодрячком пережил все происходящее и вообще он был настроен на легкий диалог. Ему надо было бежать к Героям России, таким же, какой был изображен на плакате у меня в руках.

«Не сердитесь, пожалуйста, на меня. Я хочу вас всех поздравить с наступающим Новым годом. Надо действительно завершать. Как бы ни хотелось с вами поговорить, подискутировать, мне очень хочется, но не сердитесь. Мы ещё постараемся с вами в каких-то форматах увидеться. Хочу заверить вас, что мы вас слышим. Хочу ещё раз подчеркнуть, что мы высоко оцениваем роль и значение прессы в сегодняшней российской жизни». – сказал Владимир Путин.

Некоторые побежали перехватывать его на выходе, но бравые ребята из ФСО были настороже. Пресс-конференция была окончена, но мой рассказ пока нет.


Чтобы лично я отметила - наверное, слова президента о том, что теперь в России все решается не только в ручном режиме – это правда, потому что каких-то вопросов формата  SOS не прозвучало и плакатов о чем-то душераздирающем тоже. Может быть, система госуправления стала работать лучше или смена губернаторского корпуса так сказалась или просто повестка президента сегодня – это Рыбалка vs Международные отношения. Как-то так.


 

Ну и, так как нам много поступало звонков конкретно про наш плакат, с вопросами «зачем», сообщениями от пресс-служб различных правоохранительных органов, мы решили вас заверить, что ничего плохого ни про Тульскую область, ни про губернатора Дюмина мы спрашивать не собирались. А такая оживленность со стороны некоторых лиц, не имеющих отношения к пресс-службе правительства, нам показалась смешной, неужели вы считаете, что в регионе нет проблем – или ваши желания по развитию города остановились на создании набережной и платного моста? Окститесь, ведь это не так. Но мы - люди позитивные и уверены, что многие проблемные вопросы или проекты, вызывающие сомнения можно решить непосредственно через губернатора – кстати, если бы такой инструмент взаимодействия с региональными журналистами в Тульской области был придуман, цены бы этому не было.

А теперь, внимание, барабанная дробь – наш вопрос:

«В последнее время в Тульской области реализуются крупные проекты, такие как набережная Упы, строительство Восточного обвода, восстановление исторический улицы Металлистов, перинатальный центр, новые корпуса областной больницы – плюс юбилей возведения Кремля и проект «Большой засечной черты» и т.д.

Однако, у нас постоянно в регионе все на иголках от разговоров, в том числе в АП, о возможном повышении Алексея Дюмина на федеральный уровень. Но так сложилось, что гарант реализации всех этих крупных проектов только Алексей Геннадьевич, а это десятки миллиардов.

Правда ли, что в Дюмин покинет в ближайшее время Тульскую область и кто сможет стать его достойным преемником, который сможет завершить все эти масштабные проекты или все они могут встать? И самое главное, кто в таком случае продолжит его дело?».

Автор: Анастасия Жукова