Лайф рассказывает историю Алексея Мокрикова — одного из погибших в авиакатастрофе артистов ансамбля песни и пляски Российской армии имени Александрова.

Среди жертв крушения ТУ-154 Минобороны, большую часть пассажиров которого составляли участники ансамбля Александрова, был артист хора Алексей Мокриков.

Я впервые увидела Лёшу, когда ему было шесть лет. Он поступил в класс фортепиано тульского Лицея искусств №3 к преподавательнице, у которой училась и я — Тамаре Юрьевне Крючковой.

Он был очень красивым ребёнком. Шустрого мальчика маленького роста с обаятельной улыбкой привела на вступительные экзамены мама.

«Зав музыкальным отделением лицея сказала: «У него пальцы кривые". Он от мамы отошёл, не смог даже от страха ничего спеть. Я тогда сказала: "Дайте мне этого ребёнка в класс, он такой хороший". И я начала с ним заниматься. Потом он быстрее всех в классе профессионально вырос, начал лучше всех играть. Начиная со 2-го класса участвовал во всех мероприятиях и ездил на конкурсы. Я поняла, что он очень талантливый мальчик».

 

Лёша всегда был образцом для подражания не только для своих одноклассников, но и для нас, кто учился несколькими классами старше. Он всегда с удовольствием выступал. Казалось, что он совсем не волнуется, что ему абсолютно всё даётся легко.

Как и все мы, он принимал участие в наших традиционных новогодних сказках. Вот он, совсем маленький, в жилеточке и с галстуком, стоит в первом ряду слева от Тамары Юрьевны. Кажется, тогда мы ставили «Муху-цокотуху».

Фото: © Личный архив Тамары Крючковой
 

 

Он мечтал посвятить свою жизнь музыке. Преподаватель по фортепиано из музучилища Татьяна Угримова очень хотела, чтобы Лёша продолжил заниматься музыкой. Но его путь к профессии оказался извилистым. Родители настаивали, чтобы сын получил «нормальное» образование, поэтому в музыкальное училище он не пошёл, решил закончить 11 классов и поступил в пединститут на кафедру психологии.

Но любовь к музыке взяла своё. После окончания музыкального отделения в лицее он стал ходить в музыкальную школу заниматься вокалом. Лёша устроился петь в храм Дмитрия Солунского, неподалёку от его дома и нашего лицея. Как-то я видела его там во время ночной службы на Рождество. Он стоял в хоре, а когда увидел среди людей меня, улыбнулся своей широкой и обаятельной улыбкой.

Фото: © Личный архив Тамары Крючковой
 

 

После окончания педа он всё равно пошёл поступать в Тульский колледж искусств имени Даргомыжского, но уже не на фортепианное, а на вокальное отделение. Он попал в класс к Вере Мишиной. Училище Лёша долго не мог закончить — его забрали в армию. Служил он в ансамбле Александрова. По иронии судьбы сам Александр Александров тоже прошёл путь от храма к ансамблю — до создания легендарного коллектива он работал в церковных хорах, в том числе в Казанском соборе и Храме Христа Спасителя.

Лёша закончил училище уже после армии, а в ансамбле остался работать. Он поступил в Гнесинку на вокальное отделение в прошлом году, и сейчас должен был сдавать сессию. Поэтому знакомые сразу не поверили, что Лёша мог оказаться среди пассажиров рокового рейса.

«Мама всегда боялась его отпускать в поездки. В первый раз мама отпустила его со мной в поездку в Москву, когда он был в третьем классе. Мы поехали в Храм Христа Спасителя и на мюзикл Нотр Дам де Пари. В храме патриарх Алексий II вёл большую службу, он заметил Лёшу, мы его поднесли поближе, и патриарх его благословил. Но на дальние конкурсы мама боялась его отпускать. Совсем недавно её видела, говорили про Лёшку, она сказала, что всегда очень переживает во время его полётов и не может спать»

 

Вера Мишина вспоминает своего ученика как доброго и отзывчивого человека, который никогда не зазнавался, несмотря на свои успехи. Лёша постоянно приезжал и в лицей, и в колледж к своим педагогам. Они были добрыми друзьями, с которыми он делился впечатлениями о своих выступлениях и гастролях. Вот он в 2011 году на День учителя в гостях у Тамары Юрьевны в нашем маленьком 108-м классе, где мы делали свои первые профессиональные шаги в мир музыки.

Фото: © Личный архив Тамары Крючковой
 

 

— Всегда приветливый, неунывающий, с чувством юмора — мы были как одна семья, — вспоминает Вера Мишина. — Безотказный, «бежал» на все гастроли — ему всё было интересно. Хотя это трудная жизнь: постоянные перелёты, с костюмами, постоянно надо было быть «в форме». Вот и сейчас — сессия, но Родина сказала ехать — поехал.

«На гастроли в Сирию летели лучшие силы ансамбля, его цвет во главе с Халиловым. Не верится, что Лёши нет. 2 января должна была состояться встреча выпускников класса, — теперь уже другая встреча будет…»