Любите детей такими, какие они есть

Тогда им не захочется оставлять эту жизнь

 

 

Буквально за последнюю неделю на территории Тульской области трое детей и подростков самовольно ушли из жизни. Еще один мальчик, совершив попытку самоубийства, находится в тяжелейшем состоянии. Чем вызвана такая «эпидемия»? Можно ли ее остановить, а еще лучше – предотвратить подобную беду? Об этом корреспондент ИА «Тульские новости» побеседовал с тульским психологом Ириной Лосевой.

 

- Ирина, наверняка причины для трагического шага у всех детей были разные. Но, может быть, что-то объединяет все эти случаи?

- Я думаю, в России у людей нарушен один из главных жизненных инстинктов – инстинкт самосохранения. Они не понимают ценность собственной жизни и жизни окружающих людей. Поэтому в нашей стране и среди взрослых, и среди детей сейчас столько самоубийств, такой обвал совершаемых ими убийств.

 

- Что же нарушает инстинкт самосохранения?

- Виртуальные игры, проходящие по сценарию: ты убьешь или тебя убьют. Потоки крови и многочисленные примеры насилия, которыми изобилуют телевизионные передачи, страницы газет и интернет-сайтов. Растущий уровень насилия в семьях.

 

- Но, если уж на то пошло, «кровавая» информационная среда окружает всех нас практически в равной степени. Мы же не бежим поголовно травиться или вешаться…

- Просто внутренние ресурсы и воспитание у всех разные. Не говоря уже о генетической предрасположенности. Вообще, существуют три типа реакции каждого живого существа на опасность. Это так называемые «дерись», «беги» и «умри».

 

- Поподробнее – что за реакции? От чего зависит, какой их тип человек выберет?

- «Драться» - означает преодолеть свой страх и победить обстоятельства. Если живое существо «дерется», значит, у него сильный дух и бойцовские качества.

«Бежать» - значит трезво оценивать свои силы. Понимать, что с данными обстоятельствами справиться не удастся, поэтому от них лучше просто самоустраниться. Такая реакция говорит или о рационализме и здравом уме – или о неуверенности в собственных силах.

Реакция «умри» - вовсе не уход из жизни. Животное только притворяется мертвым. Человек для своего спасения нарочито демонстрирует свою полную беспомощность. Такая реакция свидетельствует или о хитрости, или о слабости живого существа.

 

- Но ведь эти реакции призваны спасти жизнь, самоубийство не подходит ни под одну из них. Получается, что это ненормальная реакция…

- Конечно. Ведь животные не прерывают самовольно свою жизнь. Правда, бывают случаи, когда киты и дельфины выбрасываются на берег и там гибнут. Но ученые до сих пор точно не знают, отчего это происходит. Не исключено, что на самом деле киты и дельфины ищут на суше спасения от какой-то беды. Глубинами подсознания вспоминают, что произошли от сухопутных млекопитающих, и при «ЧП», так сказать, «бегут на историческую родину». Ведь противоположных случаев нет – чтобы какое-то сухопутное животное утопилось. Только человек, единственное из живых существ, может сам прервать свою жизнь…

 

- Можно ли предугадать, какой способ реакции – нормальный или ненормальный – выберет ребенок в том или ином случае?

- Крайне тяжело. Это зависит от информации, которую ребенок получает от окружающего мира, от его воспитания в семье, от семейных традиций. Ведь дети по сути своей асоциальны. Ребенок – это не ангел, а маленькое животное, из которого только предстоит сделать человека. Создают же его воспитание, культура и язык.

 

- Какой, на ваш взгляд, ребенок больше подвержен попыткам суицида – «домашний» или тот, кто стал «своим» на улице, в неформальном детском коллективе?

- И у «домашнего» ребенка родители могут воспитать необходимые для жизни бойцовские качества – если он тянется за ними, если они для него – авторитет. Для этого они должны занимать определенную жизненную позицию. Ведь ребенок все впитывает, как губка, все понимает. Он видит разницу между тем, что родители говорят, и тем, что они делают. И подражать будет тому, что они делают. А если родители думают одно, говорят другое, а делают – третье, у ребенка может даже возникнуть психическое заболевание.

 

- А что может спровоцировать ребенка на сведение счетов с жизнью?

- Душевная боль, стыд, страх. Возросшие до такой степени, что они становятся для ребенка невыносимыми. Дети чувствуют намного острее, чем взрослые. При этом, как мы уже говорили, инстинкт самосохранения у них сейчас и так нарушен. А под воздействием невыносимого страха, горя и боли, переполняющих душу, он может совсем отключиться…

 

- Да современные дети ничего не боятся! Телевизионные «ужастики» просто обожают…

- Все «телестрашилки» в подметки не годятся тем реальным страхам, от которых изнемогают наши дети! Страхом перед родительской реакцией или даже наказанием за то, что получил «двойку», не сдал ЕГЭ, не поступил в институт… Не менее, а то и более сильными внутренними страхами: я некрасивый, я толстый, меня никто не любит…

Эти страхи усугубляются тяжелейшими обстоятельствами, в которые попадает каждый современный подросток. Его организм и психику перегружают бешеные образовательные нагрузки. Но организму и без того нелегко – у него дикий рост, большой гормональный всплеск. Это тоже сильно воздействует на психическую сферу. К тому же, психика подростка часто не готова к взрослой жизни, что создает многочисленные внутренние конфликты. Да еще на эту полностью разбалансированную систему ведутся массированные информационные атаки… А если подросток и в семье подвергается насилию, опасность его самовольного ухода из жизни возрастает многократно.

 

- Значит, в самоубийстве ребенка может быть повинна его семья?

- Конечно! Зачастую, домашние очень редко говорят ребенку, что они его любят, что он представляет ценность в этом мире сам по себе, такой, как есть. Что этот мир его ждет. Семейное воспитание у нас, по большей части, сводится к заботам о том, чтобы ребенок был сыт, одет и обут. А о том, что у него внутри, что его волнует, родители даже не думают. Сам чего-нибудь нахватается – и ладно. Где продуманная на государственном уровне политика семейного воспитания? Ведь какой человек – такое и государство…

Дети видят по телевизору и вокруг себя несправедливость, жестокость, насилие над личностью и самое страшное – равнодушие. Дети понимают, что такими, какие они есть, они никому не нужны. От них требуют и ждут только достижений. Все, что видят и слышат вокруг себя дети, внушает им: если они будут неудачниками, их никто не будет любить – даже родители. Их никто не поддерживает, никто не учит бороться с грузом неудач. Этот страх перед неудачами часто настолько серьезен, страдание от «своей никчемности» так сильно, что ребенок не может с ними справиться и просто уходит…

 

- Какие рекомендации вы могли бы дать родителям по предотвращению попыток ухода их детей из жизни?

- Ребенка надо охранять от информации, которая может разрушить его инстинкт самосохранения. Увлечение «кровавыми» сценами, «ужастиками» и «убийственными» игрушками до определенного момента даже полезно. Вначале это помогает приобрести опыт борьбы с трудностями, поиска выхода из опасной ситуации. Все дело в мере. И яд может быть лекарством – в ничтожных долях. Но при нашей жизни концентрация крови и ужасов превысила все возможные пределы. Соответственно, и концентрация вызванных этим боли и страха.

Поэтому следите за психологическим настроем своих детей. И главное – любите их! Любите их такими, какие они есть. Дети должны быть твердо уверены, что вы будете их любить в любом случае. И понимать, что внешние успехи человека вовсе не равнозначны ценности его личности.

 

- Но, увы, у родителей зачастую нет времени заниматься воспитанием своих детей…

- Этим и в школе не занимаются. У нас нет продуманной политики воспитания в ребенке чувства гордости за себя, такого особенного и неповторимого. А где программа воспитания человеческих качеств, необходимых нашей молодежи, чтобы она приносила пользу стране? Которая растила бы из мальчика не только защитника Отечества, но и хорошего мужа и отца? А из девочки – хорошую жену и мать? Вот дети и чувствуют, что никому не нужны, даже своей стране. Со всеми вытекающими отсюда последствиями…