Ради доли в многомиллионном наследстве идут на многое..Затихшая было с лета прошлого года сумятица вокруг тульской кабельной сети «Альтаир» набирает новые обороты. Свою версию развития событий изложил «АиФ в Туле».

Предыстория вопроса

17 января прошло шесть месяцев с момента, когда по решению суда был признан умершим крупный тульский бизнесмен Александр Воробь­ёв, владелец и основатель кабельной сети «Альтаир».

Когда шесть лет назад он пропал без вести, было воз­буждено уголовное дело об убийстве. Следствие до сих пор не завершено, и резуль­таты его официально не объявляются.

Ситуация вокруг телеком­пании «Альтаир» обострилась летом прошлого года. После положенных по закону пяти лет Александр Воробьёв был признан умершим. Немед­ленно права на наследство бизнесмена в сотни милли­онов заявили не только его родители, но и в интересах своих детей так называемая гражданская жена Воробьёва– Юлия Попова.

По просьбе родителей Александра Воробьёва нота­риус назначил нового довери­тельного управляющего иму­ществом их сына – Андрея Сазонова. Ранее этот пост по представлению Тульской го­родской думы занимал Алек­сандр Ядыкин, который сам себя назначил также гене­ральным директором теле­компании.

Доверительным управля­ющим Андрей Сазонов рабо­тал два дня. За это время он успел отстранить Александра Ядыкина от руководства теле­компанией и назначить ново­го гендиректора – Владимира Кутепова. Далее произошло вооружённое нападение на офис «Альтаира» на ул. Гого­левской, д.81, о котором мно­го говорилось в местных и фе­деральных СМИ. Объективы нескольких телекамер запечат­лели Александра Ядыкина, ру­ководившего 30 июля 2008 года процессом захвата спорного офиса. Утвердившись в завоё­ванном помещении, Ядыкин продолжил исполнение ди­ректорских функций.

После этого ровно на пол­года битва за «Альтаир» при­утихла, приняв характер подковёрной борьбы.

Ядыкин отверг просьбу пожилых родителей

Новые страсти по «Альтаиру» разгорелись после 17 янва­ря, когда все наследники покойного Александра Воробьёва по­лучили возможность вступить в свои наследственные права.

По одному из телеканалов прошёл сюжет, в котором Александр Ядыкин заявил на своей пресс-конференции, что якобы неоднократно и без­успешно пытался связаться с родителями Воробьёва, дабы обсудить вопросы управления фирмой их сына. От полученного же в день пресс-конфе­ренции приглашения родите­лей Александра Воробьёва приехать к ним домой Ядыкин почему-то отказался. Пояснив лишь, что в доме родителей могут стоять скрытые камеры.

В ходе состоявшейся накану­не встречи с журналистами, сес­тра покойного Александра Во­робьёва сообщила, что за все вре­мя своего управления фирмами брата Ядыкин не пытался с ними связаться ни разу – ни в устной, ни в письменной форме.

Это подтвердили в своём видеоинтервью и родители Александра Воробьёва. Его мама, Зинаида Васильевна, пояснила также свою пози­цию насчёт предполагаемо­го отцовства их сына. «Что­бы признать детей Юлии Поповой своими, нужны две вещи: экспертиза и поведе­ние их матери, - сказала она. – Мать за все шесть лет ни разу к нам не пришла и де­тей нам не показала. А экс­пертиза дала ответ, что дети не наши!..»

Стоял рядом – значит отец!

Этот момент стоит того, чтобы рассказать о нём под­робнее. О своей беременности от Александра Воробьёва Юлия Попова, девушка, с которой он встречался, заявила сразу после его исчезновения. Де­вочки-близнецы родились через восемь месяцев после пропажи их предполагаемого отца. А ещё через некоторое время их мать обратилась в суд с просьбой об установле­нии отцовства Воробьёва в отношении её детей и взыс­кании алиментов.

При этом на суде Юлия Попова привела следующие доказательства предполагаемого отцовства Воробьёва. Она рассказала, что они оба лечились от бесплодия: «Мы с Александром очень хотели иметь детей и ходи­ли к врачу, поэтому отец де­тей – Александр».

Надо иметь в виду, что та­кому лечению соответствует определённый набор доку­ментов. Но ни в одном из них не было никаких указаний на личное участие Воробьёва в сложных процессах лечения и репродукции.

Было назначено проведе­ние молекулярно-генетической экспертизы. Только она в данной ситуации могла ус­тановить родство девочек-близнецов с их предполагае­мыми бабушкой и дедушкой. Подобные анализы произво­дятся судебно-медицинскими службами большинства разви­тых стран мира и гарантируют как минимум 99,9999% точ­ность при подтверждении родства и 100% точность при его опровержении.

В итоге были проведены две экспертизы ДНК, кото­рые показали: отцовство и родство Александра Воробьё­ва в отношении девочек-близнецов исключается. Од­нако этот результат судья не посчитала сколько-нибудь значимым фактом. И отцов­ство Воробьёва было уста­новлено «по старинке»: со слов подруг Юлии Поповой и на основании нескольких фотографий, которые де­монстрируют только хоро­шие отношения двух стоящих рядом людей…

Неудивительно, что роди­тели Воробьёва не оставили попыток оспорить предполага­емое отцовство их сына в отно­шении детей Юлии Поповой и обжаловали решение суда сна­чала в кассационном, а потом в надзорном порядке.

Когда «тянуть резину» выгодно

Еще один интересный момент. В случае обстоя­тельств, подобных тем, при которых исчез Александр Во­робьёв, ст. 45 ГК РФ предус­матривает объявление челове­ка умершим по истечении всего шести месяцев вместо пяти лет. Однако адвокаты Юлии Поповой максимально затягивали процесс объявле­ния умершим её так называе­мого гражданского мужа. И даже когда подобное решение суд наконец-то вынес, она подала кассационную жалобу с просьбой направить дело на новое рассмотрение.

Но зачем Юлии Поповой было нужно «тянуть резину»?

Прежде всего потому, что никаких достоверных фактов, доказывающих происхожде­ние детей от Воробьёва, у неё не было. А статус безвестного отсутствия предполагаемого отца позволял запустить меха­низм предоставления суду бо­лее поверхностных доказа­тельств. Согласно новому Се­мейному кодексу российские суды при установлении отцов­ства в судебном порядке сейчас принимают во внимание лю­бые свидетельства, подтверж­дающие происхождение ре­бёнка от конкретного лица: чьи-то словесные показания, фото, письма, открытки…

Наследовать будет нечего

Вторая причина, ради которой имело смысл затяги­вать процесс объявления Во­робьёва умершим, имеет ещё более скандальный характер.

Как сообщил на пресс-конференции адвокат семьи Воробьёвых Борис Круглов, родители Александра подали заявление с просьбой выдачу свидетельств о праве на на­следство приостановить. Са­мая главная причина этого – по своему свидетельству о наследстве родителям Воробьё­ва получать будет практичес­ки нечего.

Возникает вопрос: как это может быть? Ведь телекомпа­ния «Альтаир», активы кото­рой оценивались в сотни мил­лионов рублей, работает по-прежнему и никуда не делась.

Дело в том, объяснил Бо­рис Круглов, что довери­тельный управляющий теле­компании Александр Ядыкин в 2006 году создал ком­панию ООО УК «Альтаир-Тула». И в эту новую компа­нию, принадлежащую Ядыкину, были переданы класте­ры кабельной сети, соединяющие приёмо-передающую станцию телекомпании «Альтаир» с абонентами ка­бельной сети.

- Уже до начала моего до­верительного управления с баланса телекомпании «Альтаир» были выведены основ­ные капиталообразующие ак­тивы, - сообщил по этому по­воду Андрей Сазонов. – Ка­бельные сети уже за год до со­бытий прошлого лета не принадлежали телекомпании «Альтаир» и не имели никако­го отношения ни к Воробьё­ву, ни к его наследникам…

Провода и кластеры явля­ются практически основной ценностью «Альтаира». Таким образом, 99,99% активов биз­неса Александра Воробьёва сегодня находится на балансе компании, не принадлежа­щей никому из семьи.

- По нашему мнению, вы­вод активов телекомпании «Альтаир» в компанию Ядыкина ООО УК «Альтаир-Тула» фактически сводит на нет наследственную массу имущества Воробьёва, - сооб­щил Борис Круглов. – Мы обратились в правоохрани­тельные органы – и в проку­ратуру, и в органы милиции, - с просьбой проверить соот­ветствие этих действий нор­мам уголовного права и при­нять по ним соответствую­щее решение. Кроме того, мы обратились в суд и про­сили принять обеспечитель­ные меры – на то оборудо­вание, которое было выведе­но на баланс ООО УК «Альтаир-Тула», был наложен арест. Кроме того, арест был наложен на доли в уставных капиталах двух принадлежав­ших Александру Воробьёву компаний…

Остаётся ждать

Короче говоря, всё, что родители Александра Воро­бьёва могли сделать в соот­ветствии с законом, они сде­лали. Теперь они ждут реше­ний правоохранительных ор­ганов и судов.

Что из всего этого полу­чится, остаётся только гадать.

Неизвестна судьба как самого Александра Воробьёва, так и его бизнеса, который сейчас активно делят.