Накануне Тульский академический театр драмы открыл новый сезон. Как заведено – классикой, комедией Мольера «Мнимый больной». О том, как театр готовился к встрече со зрителем, и что интересного можно будет увидеть в ближайшее время, мы поговорили с художественным руководителем театра Дмитрием Красновым.

– Дмитрий Алексеевич, с каким настроением начинаете? Заждались уже встречи со зрителем?

– Все заждались. Это было видно по тому даже, как лихо и азартно сыграли мы на празднике в кремле «Визит императрицы». Соскучились по зрителю, по его реакции, по этому взаимному энергетическому обмену. К сожалению, у нас опять небольшие проблемы. Ждали режиссера Веру Михайловну Анненкову, которая ставит «Мнимого больного», чтобы довела подготовку спектакля, но она заболела.

– В хорошем же смысле?

– Надеемся, что никаких страшных диагнозов нет. Простуды ведь никто не отменял. Желаем ей быстрее выздоравливать и приезжать к нам на спектакль.

– А вообще насколько вашего коллектива коснулась вся эта история с пандемией?

– Бог миловал. Такой тяжелый у нас тот сезон получился, хочется, чтобы хоть где-то было хорошо. Дай бог здоровья всему коллективу, зрителям, чтобы у них была возможность приходить к нам в театр, когда бы мы все сидели в зале и заражали друг друга не болезнями, а оптимизмом.

– Но определенные санитарные ограничения для зрителей сейчас имеются?

– Естественно, мы соблюдаем требования Роспотребнадзора – санобработка, маски обязательно. Санитайзеры стоят. Регулярно проходит санитарная обработка помещения. Стараемся все новые неудобства преодолевать. Театр ведь живой организм. Сейчас у нас голод по нашей реализации на сцене. Это чувствуется у всех.

– Первая премьера сезона – это отложенный долг еще с прошлой весны.

– Да, Мольера мы должны были показать еще в апреле. Так же, как и другую премьеру – «Маленький принц». Этот спектакль мы, правда, сыграли 27 марта на день театра. Поздравили сами себя с праздником. Но уже действовали ограничения, поэтому в зале в основном были работники театра. И сразу ушли на очень жесткую самоизоляцию, даже репетиции нам не позволяли.

– И когда возобновился репетиционный процесс?

– Вот мы вышли из летних отпусков, и сразу начали работать – где-то третьего августа.

– Четыре месяца без профессиональной деятельности – спортсмены бы сказали, что им еще нужно долго восстанавливать форму. А у вас как?

– Начали с репетиций Мольера и возобновили репетиции «Прощального смеха». Получилось так, что в связи с имевшимися договоренностями в других театрах у Веры Михайловны не было даже месяца, чтобы сдать спектакль. Но это обстоятельство мобилизовало всех. Так же, как, в принципе, мобилизовало тех, кто занят в «Прощальном смехе». Потом мы начали читку «Боя бабочек», где также много артистов. Стали вспоминать «Визит императрицы» – там тоже много артистов занято. А еще кто-то был задействован в городских мероприятиях в праздничные дни. То есть в принципе артисты быстро вошли в форму, активная жизнь для них очень резко началась.

– Спектакли у вас какие-то для этого периода не в тренде – сплошь массовые.

– Во-первых, мы отдаем долги прошлого сезона. А во-вторых, я считаю, мы, наоборот, в тренде. Названия-то какие: «Мнимый больной», «Прощальный смех», а потом «Бой бабочек». Немножечко такой ироничный взгляд на нашу действительность. Как-то так сложилось, мы специально этого не делали. А потом будет «Сережа, ты тупой», а в еще более отдаленном будущем «Дядюшкин сон». Все это дает повод внутри коллектива для какой-то иронии, шуток во время подготовки спектаклей.

– «Дядюшкин сон» по Достоевскому ведь не так давно шел в Новомосковске.

– Это будет совсем другая история, более фантасмагоричная. Новомосковский спектакль заканчивался тем, что оживали музейные экспонаты. Здесь мы отталкиваемся от слова «сон». У Достоевского даже обозначено – сон смешного человека. Будет фантасмагория на тему нас в обстоятельствах современной действительности, но через призму того времени.

– В связи с тем, что еще отдаются весенние долги, количество премьер этого года уменьшили?

– Да нет. В результате мы остаемся в рамках того стандарта, который был все последнее время – шесть-семь премьер в сезон.

– Давайте немного расскажем о том, что предполагается. О «Бое бабочек» вы говорили.

– Автор пьесы – Зудерман. Это представитель новой драмы конца девятнадцатого начала двадцатого века. Комедия. Скорее даже, как у Чехова – у него ведь тоже написано «комедия». Пьеса из серии в несчастье ближнего есть что-то веселящее. Я для себя поставил задачу, чтобы это все же была комедия. Потому что если делать с психологическим уклоном, то мы, боюсь, не выберемся, тема достаточно жесткая.

– «Сережа, ты тупой». Вызывающее название.

– Пьеса современного автора Даниила Данилова. Он пишет такие ироничные зарисовки с немного, я бы сказал, абсурдным взглядом на нашу сегодняшнюю жизнь. Он может погрузить героя в ситуацию совершенно неожиданную, и выясняется, что современный человек не готов к встрече с чудом. Поэтому когда он с этим чудом сталкивается лицом к лицу, не знает, как быть. Это спектакль будет делать Евгений Маленчев.

А дальше у нас еще один долг, который не состоялся в прошлом сезоне – «Закат» Бабеля. Это уже весной следующего года. Мы предложили поставить эту пьесу режиссеру из Москвы Петру Орлову. Бабель написал эту историю о времени, когда рушились все священные устои, а мир настолько изменился, что люди стали позволять себе вещи, которых в обычной жизни они бы никогда не допустили.

– Но открываетесь вы все же веселой историей.

– Мольером, и я очень рад этому. Абсолютно классический спектакль. Красочный, костюмный, стильный. С хорошим актерским составом. Надеюсь, он понравится тульскому зрителю.

– Какие еще новости в театре? Будут ли, например, новые артисты?

– Мы уже взяли молодых артистов. Двух выпускников воронежского института – муж с женой, и двух выпускников ярославского института.

– А кого зритель не увидит в этом сезоне?

– У нас прибавление в семействе – в августе Ольга Баурина родила ребенка – Марфочку. В связи с чем она пока временно не занята в спектаклях. Думаю, в перспективе будет еще прибавление.

– Как к этому относитесь? Приходится ведь решать проблемы, кого вводить в уже готовые спектакли.

– Это жизнь. Как к этому можно еще относиться? В спектакле «Визит императрицы» мы уже ввели артистку – она перешла из одной роли в другую.

– Полгода без зрителей, полгода без театра. Нет ощущения, что в городе за это время немного отвыкли от театра?

– Мы отгоняем такую мысль. И потом недавно приезжал Малый театр к нам на гастроли – был битком зал. Есть ощущение, что зритель по нам соскучился. И мы тоже соскучились по зрителю.