Ранее мы писали, что известный российский правозащитник и активист ЛГБТ-движения, основатель соответствующего правозащитного проекта и глава Московского гей-прайда Николай Алексеев в рамках масштабной кампании в поддержку сексуальных меньшинств подал заявки на проведение гей-парадов и ЛГБТ-пикетов в администрации Плавска и Алексина.

На данный момент кампания охватила 330 городов в 81 из 85 субъектов РФ. В 2019 году активист планирует увеличить их количество до 500.

Сегодня Николай Алексеев сообщил на своей странице в соцсети, что администрации отказали в проведении пикетов. Акции планировалось проводить вечером – 18 января на площади имени Октябрьской Революции, 24 января по улице Мичурина и Свободы между улицами Победы и Коммунаров  в Плавске, около памятника Ленину на площади Свободы, по улице Пахомова и Маяковского между улицами Героев Алексинцев и Максима Горького, на площади возле культурно-досугового центра по улице Мира, 19 в Алексине. В официальных ответах администраций указывается, что проводить пикеты и шествия можно только на основании законности – в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами, а ЛГБТ-шествие противоречит ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ». Отметим, что тексты ответов абсолютно идентичны, за исключением адресов и времени предполагаемого проведения парадов.

- В Тульской области давно уже плюют на все решения Страсбурга (Европейского суда по правам человека, его юрисдикция распространяется на Россию с 5 мая 1998 года. – прим. ред.). На этот раз плюнули в городе Плавске, - пишет Николай Алексеев. – Власти тульского города Алексина тоже запретили шествие гей-парада и два ЛГБТ-пикета. Страсбург им не указ. Эти решения обжалованы в суде, а дело будет доведено до ЕСПЧ.

Чтобы уточнить позицию активиста, наш корреспондент задал ему несколько вопросов.

- Вам отказали в проведении пикетов в Плавске и Алексине. Вы считаете, доводы, указанные в официальном ответе, незаконны?

- Абсолютно незаконны. Есть уже достаточно решений ЕСПЧ по этому вопросу. Последнее из них – от 27 ноября 2018 года, в котором прямо говорится, что запреты таких мероприятий противоречат Европейской Конвенции.

- То есть вы намерены бороться, пока не будет разрешено провести пикет хотя бы в одном городе из всех охваченных? Как вы думаете, как скоро это произойдет?

- Мы намерены бороться до тех пор, пока согласование публичных мероприятий ЛГБТ-сообщества во всех городах России не станет формальностью. Пока их не будут согласовывать рутинно. А когда это произойдет, никто не знает. Россия страна непредсказуемая, и новый вектор на нормализацию отношений с Западом может все коренным образом изменить.

- А вы чувствуете в себе силы кардинально изменить ситуацию? Учитывая, что в данный момент превалирующий пласт российского населения - люди из советского времени, не готовые одобрять существование ЛГБТ, особенно в таких небольших городах, как Плавск и Алексин.

- Я борюсь за соблюдение закона и международных обязательств в России. Изменить сознание людей несложно, если бы власти этому не мешали. Постсоветские республики тому яркий пример. Гей-парады нынче проходят в Литве, Латвии, Эстонии, Украине, Грузии. Они тоже из советского прошлого. Я уже не говорю про Восточную Европу. Большинству населения в России на это наплевать – один раз бы прошел, и этот вопрос был бы закрыт навсегда.

- Но не кажется ли вам, что, даже если администрация разрешит проведение пикета, местные жители взбунтуются и станут нападать на участников? К тому же, даже если пикет пройдет при защите органов, после него участникам придется возвращаться домой, идти на работу. Одним словом, даже если пикет разрешат, считаете ли вы, что кто-то из жителей Плавска, Алексина, другого небольшого города будет в нем участвовать?

- Тех, кто нападет, нужно будет судить по УК РФ. Как в Белграде. (Во время проведения парада в Белграде в 2010 году пострадали 100 человек, но после пикеты проходили более мирно и с участием представителей власти, как пишут порталы «НТВ» и Euronews. – прим. ред.) Пару человек в тюрьму, и больше ни у кого не возникнет желания нападать на мирных участников публичного мероприятия. А участие или неучастие – это личное дело каждого. Пусть в первом пикете будет 5 человек, во втором 10, а в третьем – 100. Этот процесс одинаково происходит во всех странах мира.

Беседовала Надежда Ратуева