Все ближе и ближе сентябрьские выборы. Подготовка к ним идет во всю. Пиар-кампанию развернули и кандидаты на пост губернатора, и претенденты на кресло в Госдуме. Всем понятно: как только будет избран новый губернатор, правительство Груздева будет вынуждено сложить полномочия. Между тем, белодомовские ряды уже начали обновляться, однако большой вопрос, останутся ли в обойме министры «прошлой» эпохи.

На очереди руководитель министерства здравоохранения Ольга Аванесян.

Чтобы понять политику любого из министерств Тульской области, необходимо вспомнить главный принцип деятельности Владимира Груздева, который мы все наблюдали в течение почти 5 лет: все должно работать как отлаженный механизм, никакой человечности, исключительно цели и их беспрекословное достижение.

На этом фоне не мудрено, что в регионе прошла полная зачистка под видом оптимизации. С 2011 года система здравоохранения была приведена к трехуровневой системе. Реорганизованы все учреждения здравоохранения:

- Сейчас меньше учреждений, мы более эффективно используем кадровые ресурсы. При этом ни одно учреждение не закрывалось, происходило их объединение, - утверждает Аванесян.

Не будем категоричны и обратимся к цифрам. За 2011-2015 годы закуплено более 5500 единиц медицинского оборудования, в том числе 212 единиц тяжелого медицинского оборудования. Обновлен автопарк станций скорой медицинской помощи. В 2013 - 2015 годах приобретено  44 автомобиля для фельдшеров ФАПов.

А вот тут можно притормозить эстафету веселых показателей.

Перинатальный период

Строительство перинатального центра в Туле затянулось на несколько лет, однако по сей день на территории областной больницы чистое поле. и ничем новым там даже и не пахнет. Хотя изначально стройку планировали начать аж в 2013 году, когда действующего перинатального центра стало не хватать, да и, если честно, действующий перинатальный центр – это, скорее, название, а не содержание. Большинство профессионалов тульской медицины как один утверждают, что там нет техники, которая бы соответствовала термину «перинатальный центр». Согласитесь, одного только названия и красивой таблички на фасаде маловато, чтобы соответствовать жестким требованиям 2016 года.

Решение о строительстве нового перинатального центра, который должен был стать одним из самых крупных в ЦФО, было принято в апреле 2012 года. Сразу начались сложности. Минздрав области не смог найти отдельно стоящий земельный участок, отвечавший всем требованиям, поэтому землю выделили на территории областной клинической больницы, вернее, даже на территории, предназначенной для реабилитации кардиологических и неврологических больных. И приступили к работе над проектом. Проблему нехватки средств надеялись решить при помощи федерального бюджета, ведь на строительство центра требовалось 3 млрд. рублей, а в региональном бюджете на эти цели было заложено только полмиллиарда.

Через несколько месяцев план земельного участка, выделенного под строительство, был утвержден и согласован, была выполнена предпроектная подготовка объекта, начаты инженерно-геологические работы. Государство обещало помочь и предоставить 50% стоимости центра, то есть 1,5 млрд. рублей. Позже стало известно, что регион не был включен в федеральную программу строительства перинатальных центров.

Вот уже несколько лет минздрав во главе с Ольгой Аванесян рапортует:

«Ведется подготовка к началу строительства областного перинатального центра. Определен и оформлен участок под строительство. Проведены все предпроектные работы и изыскания. В настоящее время готовится проектно-сметная документация».

В Туле, как упоминалось выше, уже есть один перинатальный центр. Но по факту это областной родильный дом, сменивший название. 

Ситуация остается ровно такой, какой ее увидел в 2012 году легендарный детский хирург Леонид Рошаль:

«Вы в Туле обделены, у вас нет ни перинатального центра, ничего нет», – заявил он.

Но есть шанс, что в скором будущем данная проблема сдвинется с мертвой точки, так как ей озаботился врио губернатора Тульской области Алексей Дюмин. Ему на подмогу даже готов прийти сам Владимир Путин, которому явно небезразлично демографическое будущее нашего региона.

О пострадавших

Заражение гепатитом в Ваныкинской больнице

В больницу Александра попала со сломанной рукой. Ей сделали две операции: в январе 2015 г. вставили спицы, в феврале их удалили. Перед проведением обеих операций девушка сдала необходимый комплекс анализов для госпитализации. Анализ, сделанный перед второй операцией, показал повышенные в несколько раз печеночные ферменты.

После получения таких результатов девушку направили на дальнейшее обследование. В центре переливания крови у нее выявили начальную стадию гепатита. Александра обратилась в министерство здравоохранения и  прокуратуру. Ответ заместителя прокурора Советского района, который тулячка получила через месяц, ее удивил. В документе черным по белому было написано, что на момент госпитализации девушки в отделении находился пациент, у которого был выявлен гепатит С. И не исключено, что между ней и этим пациентом мог быть контакт во время забора крови медсестрой.

Обгоревший ребенок в ЦРД

Осенью 2014 года в Тульском центральном родильном доме обгорели младенцы. Произошло это во время сеанса фототерапии. Суд признал бывшего главврача ГУЗ «Родильный дом №1 г.Тулы» 69-летнюю Галину Сундееву виновной в халатности, однако в честь 70-летия Победы женщина была амнистирована. По версии следствия, вечером 19 ноября 2014 года в роддоме №1 Тулы двум новорожденным детям – мальчику трех дней и девочке двух дней от роду – проводился сеанс фототерапии, во время которого над кроватками с детьми помещалась лампа фототерапии.

В 18 часов 32 минуты на пульт дежурного оператора ООО «Технопульт» поступило сообщение о том, что в родильном доме сработала пожарная сигнализация. Оператор позвонила в родильный дом и сообщила об этом. Принявшая сообщение сотрудница учреждения здравоохранения увидела, что на табло соответствующего прибора отразился номер помещения, в котором сработала пожарная сигнализация, и незамедлительно сообщила об этом ответственному дежурному врачу. Вместо этого Сундеева направила одну из сотрудниц установить и проверить место возникновения пожара в помещении, где сработал датчик пожарной сигнализации, а сама сообщила диспетчеру ООО «Технопульт» об отсутствии пожара и попросила другую сотрудницу переустановить пожарную сигнализацию, что и было сделано.

В результате допущенных Сундеевой нарушений 19 ноября 2014 года в одной из палат родильного дома своевременно не был установлен и ликвидирован пожар, произошедший из-за воспламенения ткани, находившейся на лампе для фототерапии, вследствие чего в двух кроватках, в которых находились новорожденные, загорелись пеленки и матрацы. В результате воздействия высокой температуры новорожденному мальчику были причинены термические ожоги 3-ей степени на площади около 75% поверхности тела, а также ожог верхних дыхательных путей, что является тяжким вредом здоровью, новорожденной девочке – термические ожоги 2-3 степени общей площадью поражения 7%, что является средней тяжести вредом здоровью.

Скорый вопрос

В 2013 г. Ольга Аванесян сообщала: «Закупили свыше 170 единиц  машин «скорой помощи» - их сейчас хватает».

Однако водители службы Скорой помощи уже в то время неоднократно жаловались на обновленный автопарк: то не работало рулевое управление, то возникали проблемы с электроникой, тормозами, не залитым тосолом и т.д. Некоторые машины просто рассыпались на ходу.

Вопросы возникают и у фельдшеров, которые работают по так называемым «эффективным контрактам». Деньги они получают не за приход на работу, а за то, как выполняют свои профессиональные обязанности. В том числе, «эффективность» проверяется по критериям качества оценки медицинской помощи.

Напомним еще один эпизод. Под занавес 2015-го, чиновники от здравоохранения традиционно расплывались в счастливых отчетах. А один из сотрудников «Скорой» не постеснялся и сфотографировал наставление высшего руководства: перед диспетчерами повесили бумагу с запретом произносить фразы «У нас на весь город мало бригад». Вместо это следовало извиниться и сообщить: «Много вызовов поступило. Бригада будет направлена к вам сразу после освобождения». В группе «Злой медик» в соцсети «Вконтакте» размещен пост по этому поводу. Из него следует, что большинство сотрудников «Скорой» уже уволилось, в связи с этим бригад действительно стало на порядок меньше (4-5 в день на весь город).

Аванесян поспешила ответить:

«Что значит «нет бригад»? Бригады на выезде. Порядка 32-37 бригад в Туле», - сказала министр здравоохранения Тульской области в ходе своей прямой линии.  

Также министр уверена, что водители и фельдшеры недовольны результатами присоединения Ленинской подстанции СМП. Ведь сейчас вызовы распределяются таким образом, что, если ближе ехать из Тулы, то оттуда и направляют машину.

«Ведь раньше как было: сгонял в Туле в соседний дом, приехал – и спать лег. И получает 100% ночных, голубчик наш. И они начали саботировать: народ привык, что на температуру приезжают через 20 минут, а они сейчас приезжают позже и на вопросы отвечают, что нет машин. И мы начинаем их поправлять. Неделю где-то «бузили», сейчас начали привыкать», - заключила Ольга Аванесян.

Если так, то по факту всему бедой обычная человеческая лень и саботаж.

Кадры

Для решения  проблемы кадрового дефицита реализуется программа с общим объёмом финансирования до 2017 года более 1 млрд. рублей, предусматривающая социальные выплаты молодым специалистам, материальную помощь студентам-«целевикам», выплаты по программе «Земский доктор» и две программы льготного ипотечного кредитования медицинских работников.

В 2012 году в государственные учреждения здравоохранения Тульской области прибыло всего 87 молодых специалистов – врачей, в 2013 году - 209 врачей, в том числе 155 молодых специалистов; в 2014 году – 273, из которых 152 - молодые специалисты, за 10 месяцев  2015 года – 268 врачей, из которых 154 – молодые специалисты. По программе «Земский доктор» в 2013 году привлечено  36 врачей, в 2014 году – 39 врачей, за 10 месяцев 2015 года – 49.  По программе «Земский фельдшер» привлечено для работы на селе 22 фельдшера.

Так следовало из отчетов по итогу 2015 года. Губернатор почти поменялся, и теперь на встрече с Дюминым Ольга Аванесян презентует региональное здравоохранение следующим образом.

В 2012 году на работу привлечено 87 врачей, в 2015 – 385.

Значительно увеличился целевой прием. Если в 2010 году целевой прием был 57 человек, то в 2015 году – 193 человека, всего обучающихся 865 человека.

Однако текущая потребность во врачах остается высокой и составляет 671 специалист, в том числе в специалистах педиатрической службы – 160 врачей. Т.е по состоянию на февраль 2016 года мы признаем нехватку врачей более чем в полмиллиона.

Тем временем в медучреждениях региона наблюдалась кадровая чехарда: опытнейших врачей и специалистов убирали с постов, ничем не аргументируя. Вот имена только некоторых из них:

Вячеслав Сажин – российский хирург, доктор медицинских наук, главный врач Новомосковской городской больницы (с 1991 года), заслуженный врач России. Один из основоположников развития лапароскопической и малоинвазивной хирургии в России. Подготовил 6 докторов и 21 кандидата медицинских наук. Уволился с поста главврача в феврале 2013 года.

Александр Калькэ – стаж   в профессии более 35 лет, врач психиатр  высшей  категории. Все годы работал в Туле и Тульской области, начиная от участкового врача психиатра Алексинской ЦРБ до руководителя крупного медицинского психиатрического учреждения. С 1986 г. заместитель главного врача по медицинской части. Последние шесть лет (до августа 2013) работал главным врачом ГУЗ «Тульская областная психиатрическая больница №2» (Маслово). Имеет 14 печатных научных статей. Награжден почетным знаком Министерства Здравоохранения РФ «Отличник здравоохранения». С поста руководителя областной психиатрической больницы №2 ему пришлось уйти ровно после скандала с главбухом данного учреждения. Тогда счетная палата нашла нарушения в работе больницы, Владимир Груздев в традиционной манере дал поручение расторгнуть договор с главным бухгалтером учреждения.

Спартак Могильников – руководил ГУЗ «Тульская городская клиническая больница скорой медицинской помощи им. Д.Я.Ваныкина» до того момента, пока не попал под гнев главы региона. В 2014 году он уволился по предложению Владимира Груздева, альтернативного места работы ему так и не было предложено. Общий хирург (высшая квалификационная специальность). Хирург с золотыми руками, он сдружился со  скальпелем с 16 лет.

Иван Алешин – бывший главный врач МУЧ здравоохранения «Детская инфекционная больница №2 г.Тулы». С подачи областного минздрава он был уволен на пенсию в 2012 году, а на его место была назначена Людмила Пугачева. Новое руководство тогда заявило персоналу, что работать придется много, но за те же деньги, 30% врачей специалистов уволились. К данной истории хорошо применим тезис бывшего главы региона: пенсионеры не должны задерживаться  на работе, чтобы  давать дорогу молодым.

Наталья Щукина – еще один скандал тульской медицины был связан с принудительным увольнением заместителя главного врача по лечебной работе Тульской областной клинической больницы. Увольнение Щукиной было поддержано профсоюзным комитетом больницы - из 9 его членов 7 проголосовали «за». Административная машина, одним словом… Которая в итоге дала сбой: Наталья Щукина отстояла свои права и через суд восстановилась на работе.

Данная ситуация тогда на столько взволновала общественность, что на заседании Тульской городской Думы с заявлением выступил Владимир Могильников, призвав всех вмешаться и что-то делать, так как скоро наше население некому будет лечить. Реакции, конечно же, никакой не последовало, охарактеризовать тот процесс и сегодняшнее брожение можно лишь как развал тульской медицины. И тут не помогают ни миллионные вливания, ни новаторские программы по привлечению медиков на село. Товарищи, вы сначала с кадрами в городе разберитесь! В общем, как и всегда: при Груздеве головы летели по поводу и без. Как это сказалось на качестве обслуживания населения, судить самому населению.

А теперь давайте сведем дебит с кредитом и получим количество главврачей, которое сменилось за последние годы в областных больницах. Только в Ваныкинской больнице за последние 4 года сменилось 2 главврача, в восьмой горбольнице 3 специалиста успели посидеть в кресле руководителя, онкодиспансер – 3 человека, 10-я городская больница – 3 человека. И это мы еще не стали перечислять районки…

Взгляд потребителя

Прекрасные цифры и исполнение бюджета – это, конечно, хорошо, и мы все безумно рады за молодых докторов, приезжающих работать на село. Вот только приходя в какую-нибудь больницу на окраине Тулы. переносишься в 1993 год. Настоящее время выдают разве что плазменные телевизоры под потолками с облупившейся штукатуркой и непонятные автоматы, с которыми день ото дня пытаются справиться местные бабульки. Все это часть плана по внедрению информационных технологий, за которые так радел ставленник бывшего губернатора Артур Контрабаев. Его любовь к инновациям быстро подхватили и все министерства, позабыв лишь об одном: прежде чем закупать инновации, необходимо сделать хотя бы чисто символический ремонт. Тула, пожалуй, один из тех городов, где страшное многие годы удачно уживается с чем-то новым и красивым. Так и в одной из женских консультаций стоят какие-то современные аппараты, и ничего страшного, если смотровая огорожена ширмой или дверь закрывалась на щеколду. А еще вы видели когда-нибудь пункт регистрации с дыркой в стене? Если нет, советую вам сделать обход учреждений здравоохранения Криволучья. Как можно было установить новые лестницы и телевизоры, но оставить линолеум 20-летней тухлости? Непонятно.

А еще персонал… Установка на оптимизацию в какой-то момент затуманила многим голову. Сейчас перед нами и дефицит медицинских кадров, и жалобы людей на невозможность попасть хоть к какому-то врачу. Может быть, передача менеджерских функций медикам испортила наше здравоохранение. Может быть, сейчас докторов намного больше интересует заполнение бумажек и отчетности, нежели человеческая жизнь? Не спорю, есть люди, которые целиком и полностью посвящают себя профессии. Но есть и те, которые иногда сажают на больничный с температурой, а на деле оказывается, что ты тяжело болен.

P.S.: как-то пришлось мне долго и мучительно сидеть в очереди в кабинет главврача одной из поликлиник. Вы не поверите, но задать вопрос президенту проще, чем руководителю тульской больницы. Но суть не в этом. Так вот, пока я ждала, познакомилась с женщиной.  Она сидела и плакала и никак не могла успокоиться. Я поинтересовалась, что же произошло. Хотите верьте, хотите нет, но оказывается, что ее дочери полгода назад поставили неправильный диагноз. Сейчас обнаружилось, что у девочки последняя стадия онкологического заболевания…

Автор: Анастасия Жукова