Предлагаемые тульским облизбиркомом нововведения в избирательное законодательство могут привести к любопытным последствиям…

Как уже сообщало ИА «Тульские новости», избирательная комиссия региона предложила без преувеличения революционные изменения в закон о выборах губернатора. Напомним, когда этот документ был принят в июне 2012 года, его положения были максимально жёсткими. Так, федеральный законодатель оставил на усмотрение регионов возможность самовыдвижения на высший пост в субъекте и «вилку» для «муниципального фильтра» в 5-10 % от общего количества местных депутатов. Тогдашний тульский губернатор Владимир Груздев, видимо, счёл, что беспартийным выскочкам на выборах делать нечего, а «фильтр» установили в максимальные 10 %.

Какая логика двигала инициатором этих драконовских мер, сказать сложно, ибо самим фактом введения пресловутого «фильтра» власть и так уже поставила губернаторские выборы под полный контроль, ибо ни одна партия, кроме «Единой России», не имеет нужного числа депутатов местных Собраний для сбора подписей в поддержку своего кандидата. Помимо этого, сами городские и особенно сельские народные избранники, как правило, люди подневольные – работники бюджетной сферы, ЖКХ, мелкие предприниматели, либо вообще намертво связанные с властью чиновники и хозяйственные руководители. Ожидать от них автографов в пользу несистемных кандидатов, по меньшей мере, наивно. Добавим для полноты картины необходимость нотариального заверения каждой депутатской подписи, на что опять же не каждый из них согласится.

Осенью 2015 года появилось сразу два законопроекта, предлагающих снизить «муниципальный фильтр». Один, облизбиркомовский, – до семи процентов, другой, внесённый запредом облдумы от ЛДПР Александром Балберовым, – до пяти. Разумеется, вариант с минимальной планкой не прошёл, в  итоге «фильтр» стал семипроцентным.

И вот ещё одна сенсационная поправка: право выдвижения получат кандидаты, не ассоциирующие себя ни с одной политической партией. Правда, и сегодня ничего не мешает им выдвигать людей, не состоящих в их рядах, равно как и самовыдвиженцами смогут быть люди, которые является членами каких-то партий, но, как говорится, дело принципа.

Логика такого изменения на поверхности: если самовыдвиженец может баллотироваться в депутаты всех уровней, в том числе и в Государственную Думу, по мажоритарному округу, то почему эта норма не может действовать на выборах главы региона, где, по сути, применяется такая же мажоритарная система?

Однако, объективности ради отметим: в тех субъектах Федерации, где после восстановления в 2012 году всенародных губернаторских выборов уже избрали высших должностных лиц, возможность самовыдвижения была предусмотрена только в трёх – «демократических» Москве и Кировской области и, как ни странно, «авторитарной» Кемеровской.

Рассмотрим эту практику подробнее. Итак, Москва, к выборам в которой всегда внимание особое в силу целого ряда причин. В 2013 году на выборах столичного градоначальника единственным зарегистрированным самовыдвиженцем оказался Сергей Собянин. Несмотря на свой высокий статус лидера московских единороссов, мэр, во-первых, незадолго покинул высокий партийный пост, во-вторых, предпочёл дистанцироваться от «Единой России», что и позволило ему, пусть и с трудом, победить уже в первом туре голосования.

Один на всю Россию губернатор-либерал Никита Белых тоже предпочёл избираться в сентябре 2014 года главой Кировской области как самовыдвиженец. Кстати,  формальную конкуренцию ему составил ещё один независимый кандидат.

Бессменный губернатор Кузбасса Амангельды Тулеев хоть и предусмотрел возможность самовыдвижения на выборах руководителя области, но сам полгода назад шёл на выборы от «Единой России». Да и других желающих выдвинуться не от партий почему-то не нашлось.

Так что пока Тульская область может стать лишь четвёртой в этом списке. Кстати, наш облизбирком предлагает установить для самовыдвиженцев максимальную планку сбора подписей теперь уже избирателей – в два процента. В абсолютных цифрах это 24 300 подписей. Для сравнения: в Кемеровской и Кировской областях была установлена минимально низкая планка в предусмотренном федеральным законодательством коридоре – полпроцента. В Москве – один процент. У нас же, как всегда, решили не мелочиться.

А теперь про непубличную логику решения о допуске самовыдвиженцев на выборы губернатора Тульской области. Не будем забывать, что врио главы региона – беспартийный. Раньше ему как силовику просто закон не позволял вступать. И буквально в день назначения «Коммерсант» задал ему вопрос о перспективах вступления в «Единую Россию», на что Алексей Дюмин ответил весьма уклончиво: мол, надо сначала с ситуацией в регионе разобраться.

Подчёркнутое дистанцирование Дюмина от «Единой России» представляется весьма оправданным и логичным. В этом же русле можно рассматривать установку губернаторам со стороны АП РФ отказаться от практики «паровозов» в региональных списках единороссов на предстоящих выборах в Госдуму, которые в ряде регионов как раз совпадут с губернаторскими. Да и сами партсписки будут объединять уже не один, а группу субъектов Федерации из-за возвращения одномандатных округов. Так что губернаторы-«паровозы», похоже, уходят в прошлое. Ну, а если так, то зачем себя напрямую связывать только с одной партией, когда можно примерить на себя тогу «отца области», «защитника», «арбитра» и т.д., оставив споры и дебаты профессиональным политикам?