На ТК «ТелеТула» состоялся эфир с политологом Сергеем Рунько.

 

Сергей: Результатом, честно говоря, я немного удивлен. Удивлен, что Россия 75% и больше, поскольку кандидатура для оппозиции откровенно никакая. Удивлен, что оппозиция вообще какой-то процент взяла. В принципе, возможно даже им не мешали его брать административным ресурсом. Поэтому, могу сказать, что – да, действительно удивлен. Так же немного удивлен я самой избирательной кампанией.

Ведущая: А что именно удивило?

Сергей: Удивило обилие журналистов в числе кандидатов в депутаты. Четвертая власть решила променять статус полноценной четвертой власти на статус сателлита второй или первой власти. Фактически все информагентства, фактически все газеты, телеканалы полезли прямо в парламент региональный, городской.

Ведущая: В качестве кандидатов, да?

Сергей: Да. Наверно, да, кроме вас. Хотя и Настя, и ты были прекрасными кандидатами в областную Думу, ничуть не хуже, чем Сергей Александрович Белов. Хороший журналист вдруг решил податься в депутаты.

Ведущая: Почему сам не подался в депутаты?

Сергей: Ну, я считаю, что каждый должен заниматься своим делом, в принципе. Четвертая власть должна быть четвертой.

Ведущая: И журналистам нечего делать в парламенте.

Сергей: Да. Я считаю, да. Потому что говорить о независимости по меньшей мере наивно после этого.

Ведущая: В Тульской областной Думе не будет представлено фракций партии, кроме «Единой России», но будет представитель партий ЛДПР и КПРФ. Твое мнение на этот счет? Будет, как парламент? Как он будет вообще вести себя?

Сергей: Парламент будет довольно скучный и унылый, как и предсказывалось. В последние годы Единой России, власти в целом шли к этому планомерно и, помните, инициативу продавливали по поводу сокращения с 48 до 38 – это областная дума. И городскую не дали додавить с 35 до 25 нормированных. Поэтому оттуда устранили всех маломальски харизматичных депутатов. Можно разное говорить, можно поддерживать, не поддерживать Алису Толкачеву, Владислава Сухорученкова, Владимира Новикова. Однако они предавали дискуссии определенный колорит, определенную оживленность, доносили те вопросы, которые необязательно успеть для рассмотрения. Если бы они были членами общественной палаты. В парламенте, как ни крути, им каждую неделю предоставляются трибуны, и, соответственно, они более эффективно могут отстаивать точку зрения несогласных, в том числе. Это – да. Сейчас, ситуация несколько ухудшится, парламент потеряет в качестве, не смотря на то, что придут довольно сильные люди. Отметил бы успех ЛДПР. Лидер Илья Киндеев, насколько я знаю. Молодой человек хорошо мне знакомый. Умудрился за год слепить что-то дееспособное из партии, которая пребывала практически в руинах. Я помню, когда еще на радио работал, сколько раз я пытался позвать великих координаторов ЛДПР: Дворникова и всех остальных, и.

Ведущая: Безрезультатно?

Сергей: Да, безрезультатно. То есть партия не хотела себя ни пиарить, партия как-то так относилась к своей работе довольно рутинно. И сейчас 8% предвещает огромный успех, который, в принципе, я думаю, что у тех политиков, которые прошли, есть перспектива для федерального округа.

Ведущая: Ну, смотри, вот такие оппозиционные партии, как Справедливая Россия, Яблоко, Пенсионеры – их даже представители не проходят никуда. Получается, крах предвыборной кампании, партии были не готовы, либо здесь какой-то другой ресурс, либо механизм сработал, почему они не прошли все-таки?

Сергей: «Справедливая Россия» хорошо себя чувствует. Может быть, помнишь, когда она реально оппонировала Кремлю. Сейчас, после Крымского синдрома оппонировать эффективно Кремлю не получается, потому что сразу объявляется эту партию национал предателями и другие обидные ярлыки. А так, в 2011 году они брали свои 13,5% на лозунгах против партии жуликов и воров. Помните прекрасно. Брали навальновский лозунг и за них голосовали, потому что никто, практически набивали антирейтинг. И так, как Владислав Николаевич там смотрится, мягко говоря, неорганично на фоне тех соглашателей. А что касается Пенсионеров и Яблока. Как известно, Пенсионеры - они ни что иное, как спойлер против «Единой России», созданный внутри «Справедливой России», ну, как и партия «Родина». То есть еще против «Справедливой России», получается, сыграли целых 2 спойлера. В то время как против других партий – нет. То есть «КПРФ», например, не было спойлеров, хотя в других регионах коммунисты России (КПСС) заявляли. Две таких партии появились. Дальше. Что касается «Яблока». «Яблоко» давно идет по нисходящему тренду. Наше тульское отделение по сравнению с остальными довольно сильное. Но говорить о том, что прям сенсационный результат  не приходится, поскольку они как раз представляли проигравшие либеральные лагери. Опять же, на фоне крымского и донецкого синдрома за них никто бы не голосовал.

Ведущая: А если говорить про «Родину»?

Сергей: Партия «Родина» в Туле, на мой взгляд, пока не смогла стать тем, кем ее заявляли. Проект анонсировался довольно пышно, но получилось, что гора родила мышь. И сейчас это запасной аэродром, которым пока не пользуется «Единая Россия», потому что  ей просто не нужен при нынешней конъюнктуре.

Ведущая: Взять тот парламент, который мы получим, он очень нужен? Главное для нас, для туляков?

Сергей: Для туляков? Я считаю, что не блага не будет. Вообще законодательная власть в нашем месте таком медвежьем берлог. Ни рыба, ни мясо, по сути. Полномочия депутаты городские практически не имеют, областные сейчас тоже весьма так у них кастрированные, будем говорить. Поэтому, я думаю, что принципиально туляки от нововведений парламентских не потеряют ничего. С другой стороны, более покладистый парламент, чтобы вы понимали.  Ну и голосовали за более людоедские законы. Априори. Потому что никакого противовеса внутри него нет.

Ведущая: Ты сказал то, что мы, туляки, ничего не потеряем. А кто тогда выиграет от такого парламента?

Сергей: Ну, выиграет, получается, выиграет исполнительная власть, которая потеряет одну из ветвей контроля. Суть законодательной власти – она должна несколько регламентировать работу исполнителей, работу губернатора, работу правительства, а получится, что она будет только говорить им  такой громкий одобрямс своими 38 голосами.

Ведущая: Если говорить по поводу явки, то почему она такая низкая? У нас, получается, туляки поддержат ту политику, которая проводится или они считают все-таки, что ничего их голос не решит?

Сергей: Я думаю, что туляки, в принципе, уже практически не верят в институт выборов, как, в принципе, и россияне. Если посмотреть на явку в Москве – в Москве, там, где не гнали бюджетников на участки – 17,5%, в Туле, конечно, она будет, разумеется, получше. В провинциальных регионах народ немного более сознателен. Но, с другой стороны, насколько мне известно, определенные данные по поводу того, что бюджетникам рекомендовали придти на участки – буду говорить корректно. Ну, рекомендовало начальство. Рекомендация начальства равносильна приказу, и, соответственно, явка несколько повысилась. Это говорит о том, что в основном низкая легитимность избирательной системы, как бы ни пытались выставить это политики, сделать хорошую мину при плохой игре. Я думаю, что они были бы больше довольны, если б за них проголосовало 60% из 70% явки явно, чем вот так вот народ отсиделся дома и проигнорировал их соревнование между собой.

Ведущая: На твой взгляд, кто сейчас реальный претендент на пост мэра. Сейчас всем известны, можно сказать, будущие депутаты, имена депутатов. Вот, если смотреть на этот список, кто реальный претендент? Может быть, не один.

Сергей: На мой взгляд, вообще у мэра в Туле практически нет полномочий – это фигура такая, довольно номинальная по своей сути. Если смотреть на список кандидатов, то б я предложил – это Настя Дементьева, 25 лет. Я думаю, она ни чуть не менее компетентна, а, может, даже более компетентна, чем Александр Евгеньевич Прокопук – бывший наш мэр. Я думаю, что с ней таких скандалов, в принципе, не возникнет, какие сейчас имеют место.

Ведущая: А Евгению Васильевичу Авилову будет комфортно с ней работать?

Сергей: Я думаю, вполне. Потому что это спикер законодательной власти, это партия «Единая Россия». Они знаю эту девушку, прекрасно знает политическую этику и прекрасно знает всю конъюктуру. Я думаю, она сработается.

Ведущая: То есть ты считаешь, что все-таки мэром может стать она?

Сергей: Ну, это будет в духе времени, я считаю. В духе времени, так и в стиле Губернатора Груздева вообще и его кадровых решений.

Ведущая: Что это значит?

Сергей: Ну, в какой-то степени делает ставку где-то на не обстреленную молодежь, где-то на людей, которые раньше себя не проявляли так громко, может быть. Может здесь поэкспериментировать, кто знает? Потому что мэр у нас до, так скажем, менялись довольно часто. Помните, был период такой? Почему сейчас не попробовать ставку на очень молодых, федеральных?

Ведущая: И в заключение беседы такой к Вам вопрос. Как Вам кажется, подобный результат прошедших выборов открывает ли перед Владимиром Груздевым федеральные перспективы?

Сергей: Я думаю, он не закрывал никогда. И результат сам по себе – это на фоне 89% в Орле. В общем, коммунист взял 89% при административном некоем одобрении со стороны президента. 60 с небольшим Владимир Груздев взял в сумме. Ничего принципиально для него не изменят. Потому что при нынешней избирательной системе, в принципе, партия власти, ну опять же, при нынешней конъюнктуре будем брать 60% и более. Даже если она очень неэффективна, и даже если политику откровенно не поддерживает большинство населения. Потому что стимулируется низкая явка, ну и как следствие, в условия низкой явки гораздо проще манипулировать результатом.

Ведущая: Если говорить про федеральные перспективы Владимира Груздева?

Сергей: Они были и остаются – федеральные перспективы. Это специалист, который, так или иначе, себя зарекомендовал на федеральном уровне, уже был депутатом Госдумы. Ну, я думаю, в принципе, при определенных экономических блоках, он по-прежнему имеет возможность в правительство попасть.