В интервью корреспонденту ИА «Тульские новости» член Союза архитекторов России, генеральный директор ООО «Андрей Клепанов. Архитектура – Строительство – Дизайн» рассказал о проекте «Новая Тула»,  платном мосте через Упу, новом ЗАГСе и об особенностях строительства и благоустройства Тулы.

 

Корр.: В ближайший год на капитальное строительство в Туле потратят почти 1 млрд рублей. Будут строиться детские сады, жилые комплексы, спортивные объекты, котельные. Мэр Тулы отметил, что такого не было уже 20 лет. Почему сейчас активно взялись за этот вопрос?

 

А. К.: Возможно в государств деньги появились, возможно, произошло упорядочение бюджетов всех уровней, включая муниципальные. Возможно, потому что после 2008 года реально был большой провал в строительстве. То есть, когда произошел кризис, пошел спад. Видимо, пришло время заниматься муниципальными и федеральными программами. Просто появились деньги, упорядочились финансовые потоки. Дефицит жилья до сих пор огромный, дефицит детских садов - сами знаете. Школу уже не помню, когда последний раз проектировали. Последнюю школу я спроектировал еще в советское время.

 

Корр. То есть сейчас благоприятное время, чтобы развивать капитальное строительство?

 

А. К.: Оно всегда было благоприятным в нашей стране. При социализме в генплане города закладывалась норма на одного человека общей площади квартир 18 кв метров. Так называемая социальная норма. На сегодняшний день, когда квартиры дают по социальным нормам, этот норматив уже 20 кв метров, по жилью эконом класса - 30, бизнес класса 40 кв метров. То есть, сейчас вся градостроительная политика направлена на улучшение условий жизнедеятельности людей. Потом очень серьезно изменилась градостроительная парадигма в России. В Европе это произошло раньше. То есть, когда города стали уходить от своего экстенсивного развития, в том числе, и промышленного, для городской власти пришло понимание, что самый важный элемент в жизнедеятельности города - это человек, и что нужно бороться за людей высокообразованных. Для этого должна быть соответствующая градостроительная среда и среда жизни, в том числе, квартиры и благоустройство, парки, скверы. Улицы должны превратиться из дорог в общечеловеческие коммуникации. Чтобы по ним опять стали ходить люди и между собой общаться, а не только с помощью гаджетов из кабин своих автомобилей. Это общемировая тенденция, которая пришла в Россию. Видите, проектируются технопарки на серьезном отдалении городов, чтобы не влиять на жизнедеятельность и экологическое благополучие городских поселений. Все развивается постепенно, в нормальной динамике. Когда в стране стала улучшаться экономическая ситуация, в градостроительстве переходим к мировым трендам.

 

Корр.: Масштабный проект планируется реализовать, и в 2015 году уже первые дома должны быть построены - это «Новая Тула». Насколько это реально, не ожидает ли его судьба «Тульской Ривьеры».

 

А.К.: Этим проектом занимается тульская государственная корпорация, у которой весь уставной капитал, это уставной капитал Тульской области. Идет очень четкая, абсолютно конструктивная работа с корпорацией. В том числе, это под постоянным контролем губернатора, вопрос и инженерной и социальной инфраструктуры тоже под контролем. И от совокупности различных программ по развитию городской территории, газового обеспечения, электроснабжения, водоснабжения этот проект осуществляется. Осуществить такой масштабный проект без власти нереально. Нет ни секунды сомнения, что эта программа будет реализована. Мало того, задача поставлена первые 30-34 кв метров построить в этом году. Для этого практически все есть. То есть работа динамичная, очень много приходится и моей проектной конторе работать и корпорации. Но там задача поставлена еще более мощная. Корпорация потом берет эту территорию на собственное управление и будет на новых сетях на новых объектах жилой и социальной инфраструктуры отрабатывать новые модели ЖКХ, чтобы можно было создать новую управляющую компанию, в том числе с применением различных энергосберегающих технологий.

 

Корр.: То есть, уже можно сказать, что вот-вот начнется строительство первых домов?

 

А.К.: Пока сказать, что вот-вот начнется строительство, нельзя. Сейчас мы заканчиваем проект планировки, в мае планируется проведение публичных слушаний, но параллельно ведется разработка раб документов по двум домам.

 

Корр.: Какие проблемы нашего города позволит решить строительство нового крупного района?

 

А.К.: После социалистического времени - это очень принципиальный вопрос – наконец начинаем осваивать прилегающие территории для массовой застройки. Район Михалково-Прудное у нас еще был в генплане 1971 года. По нему разрабатывался проект районной планировки. Но в то время не могли подойти к решению этой серьезной задачи. Потому что кроме инженерной там достаточно серьезная транспортная инфраструктура, и перегружать Калужку, перетекающую в проспект Ленина, где уже и так пробки, это не совсем правильно. Поэтому согласно генплану Калужка будет объединяться с Одоевским шоссе. И будет проектироваться новый путепровод через Воронку и железную дорогу в сторону улицы Седова. Мало того, западно-планировочный район самый чистый всегда был. Сейчас пока проектные работы ведутся в рамках Ленинского района, эта территория пока не передана, в генплане она рассматривается как перспективная территория развития города Тулы. И, соответственно, потом будут разные процедуры передачи земельных участков, установления границ. Мало того, губернатором поставлена задача, что жилье должно быть в рамках ценовой политик 30 тысяч за кв метр. Это позволит решить ряд больших социальных вопросов - и переселение из ветхого фонда, жилье для детей-сирот и тд. Плюс в Туле появится четыре новых детских сада по 240 мест и две школы по 1450 мест. Если все пойдет, как запланировано по графику, то мы реально сможем построить «Новую Тулу».

 

Корр.: На берегу Упы возобновилось строительство развлекательного центра. Почему строительство так затянулось? Удастся ли его закончить, если существуют проблемы?

 

А. К.: Затянулось, как я понимаю, потому что застройщики начали не с того, с чего должны были. Если мы сейчас обратим внимание на строительную  площадку, то сейчас идет параллельно строительство набережной. То есть, водозащитных сооружений и монтаж металлических конструкций самого комплекса. Они решают в проектной документации проблему, чтобы в этом транспортном узле не было постоянных пробок. Для такого большого развлекательного комплекса транспортная инфраструктура очень важна. Поэтому их строительство было приостановлено до решения этих вопрос. Когда они их решили, им разрешили продолжить строительно-монтажные работы.

 

Корр.: То есть полным ходом идет строительство этого комплекса?

 

А.К.: Да.

 

Корр.: На какой стадии сейчас строительство торгово-развлекательного центра на месте снесенного кукольного театра?

 

А. К.: Разработана проектно-сметная документация. В решении градостроительного совета было отмечено, что документацию необходимо еще раз предоставить на рассмотрение. Мы предоставили, наши решения были одобрены. Я думаю, что в течение 1-1,5 месяцев документация будет передана на экспертизу. После экспертизы, это в мае-начале июня, уже приступят к подготовительному периоду по строительству данного объекта.

 

Корр.: Недавно Арбитражный суд признал решение Градостроительного совета незаконным. Можно ли после этого считать градостроительный совет нелегитимным органом?

 

А.К.: Дело в том, что градостроительный совет – это общественный орган. Это правильно, когда человек, который отвечает за градостроительную политику в области, возглавляет этот совет. Значимость совета несоизмеримо возрастает, когда его возглавляет губернатор. Потому что раньше существовали градостроительные советы при главном архитекторе г. Тулы при главном архитекторе области. Последние проводились крайне редко, при архитекторе города – значительно чаще. Но это собирались коллеги-архитекторы, которые давали друг другу советы. Это орган, плавно переросший из советских реалий. Но в советских реалиях нам нечего было делить между собой. Все получали зарплату в зависимости от той или иной должности или в проектной иерархии. А когда это стало происходить на новом этапе, получалось, что ты за советом приходишь к конкурентам. Эти градостроительные советы иногда превращались в выяснение отношений. То что 2 года назад было создано – плюс. Эти советы носили консультационный характер и сама система разрешения на проектно-изыскательские работы у нас очень часто длилась год-два-три-четыре могла проходить. Когда Владимир Груздев организовал губернаторский градостроительный совет, ту серую и очень непрозрачную схему превратил в очень четкую, конкретную, прозрачную, современную, когда все на виду, специалисты из различных областей рассматривают документацию. То есть это стало четкое конкретное мероприятие, которое очень облегчило систему получения разрешительной документации на строительство в Туле.

 

Корр.: На ул. Макаренко строят многоэтажный жилой дом, но он находится в овраге. Прилегающий тротуар уже разрушается. Не опасно ли такое строительство?

  

А.К.: Не опасно, просто госархстройнадзор должен конкретно проверять. Проектные организации, строительные организации имеют свидетельство саморегулируемых организаций на те виды деятельности, которые разрешены. Мы несем имущественную ответственность за неправильно принятые решения как в проекте, так и в строительстве. Наша документация обязательно проходит экспертизу. Кроме государственной есть и негосударственная экспертиза. Но я сторонник прохождения госэкспертиз - и статус выше, если дело вдруг попадет в суд, профессиональный состав, годами сформированный коллектив, который скрупулезно проверяет документацию. Это, в том числе, помогает мне и проверяет правильность моих решений для реализации строительства. А то, что где-то у кого-то что-то разрушается, должен быть нормальный надзор, потому что под любое здание и сооружение выполняется топография, геология, экологические исследования. Если есть какие-то сомнения в правильности принятых решений по фундаменту, мы обращаемся в институт Герсеванова в Москву. Если у экспертизы есть сомнения, тоже обращаемся в специализированные проектные институты, и по ним принимаются решения. Плюс очень серьезный надзорный орган госархстройнадзор, очень интенсивно и скрупулезно работает и ведет тщательнейший надзор за соответствием строительно-монтажных работ проектной документации. Архстройнадзор очень изменился в лучшую сторону. Они стали жестче по отношению к застройщикам, но на самом деле это то, что надо.

 

Корр.: Когда можно ожидать открытия нового загса на пл. Ленина?

 

А.К.: Планировалось, что в этом году ко Дню города. Было принято решение, что сначала должна быть достроена двухуровневая стоянка перед объектом. Работы в загсе ведутся, отделочные уже, наверное, закончены.

 

Корр.: В Туле строится все больше многоэтажных домов и жилых комплексов. Как вы считаете, их уже достаточно или необходимо еще строить жилье?

 

А. К.: На сегодняшний день строительство жилья связано с улучшением жизни людей. Тот есть норматив кв метров на одного человека в семье должен расти. Причем чем больше строится жилья, тем дешевле оно рано или поздно станет на рынке. Те же «хрущевки», у них срок эксплуатации давно закончился. Они, конечно, оказались очень-очень хорошими домами, то есть, нет ничего опасного для проживающих, скорее, с панельками брежневсками начнут какие-то истории происходить. Но жилой фонд должен обновляться и переходить на другое качество жилья. В Москве «хрущевки» давным-давно сносят и застраивают территории новыми жилыми образованиями по новым проектам. С новыми техническими и художественными характеристиками. Это жизнь и она продолжается. Рано или поздно время дойдет и до панельных домов брежневских времен.

 

Корр.: Можно уже ожидать, что на их месте появятся современные новостройки?

 

А.К.: Для этого потребуется время. Для этого и осваиваются свободные территории рядом с Тулой. Люди должны иметь маневренный фонд, то есть они должны покупать, улучшать жилищные условия. Для молодой семьи достаточно однокомнатной квартиры или квартиры-студии. Когда появляется ребенок, в квартире-студии уже тесно. Рано или поздно мы должны перейти на европейский уровень жизни, когда человек не живет всю жизнь в одной квартире, которую получил в наследство, а меняет в течение жизни жилье, улучшая свои условия проживания.

 

Корр.: В какой срок мы перейдем на такой европейский уровень?

 

А.К.: Это от нас зависит. Чем больше люди будут зарабатывать, чем больше будут себя уважать, тем лучше будет благосостояние, тем лучше будут дома, тем лучше будет среда, тем больше налогов будут платить.

 

Корр.: То есть не в ближайшее время, наверное?

 

А.К.: Но почему не в ближайшее? На самом деле за 22-23 года страна стремительно изменилась, огромный рывок сделала во многих областях. То, что было 20-25 лет назад, очень сильно отличается от того, что есть сегодня. Мы просто забываем, с чего мы начали и какой, на самом деле, путь и как быстро мы прошли. У меня есть любимая фраза Гумилева: «Мы не отсталая нация, мы молодая нация». Мы просто моложе, чем другие страны.

 

Корр.: На месте Дворца Профсоюзов, площади Искусств и музея изобразительных искусств планируется строительство развлекательного комплекса. Что он будет собой представлять? Куда переедет музей искусств?

 

А.К.: Музей искусств останется на этом месте. Проектом даже его расширение предусматривается. Насколько мне известно, на этом месте ничего не планируется, все эти идеи канули в лету. Разговаривали с арендаторами ДК профсоюзов о возможном проекте реконструкции данного ДК.

 

Корр.: Что это будет за проект?

 

А.К.: Пока рано об этом говорить. Когда наша компания делал свое проектное предложение, мы предлагали сделать арт-кластер на этой площади. То есть без лишних затрат использовать то, что есть музейное пространство, ДК профсоюзов, который уже больше развлекательный центр. Плюс это место массовое. Нам хотелось пространство площади искусств использовать как средство городской коммуникации, чтобы люди общались. В Европе на рыночных ратушных площадях по вечерам в выходные дни сидят люди, разговаривают. Очень хотелось бы чтоб это культура стала у нас прививаться. Чтоб были открытые просмотры на фасаде данного здания, для молодежи проводились мероприятия. Чтобы площадь могла постоянно изменяться, чтобы там проводились сейшены, конференции, размещались арт-объекты. Да, у нас погода отличается от европейского, много дождей и холодных дней, но хочется, чтобы общественное пространство стало жить и стало средством коммуникации в совокупности с центральным парком, парк жить начал. Эти задумки несложно реализовать. Плюс это коммерчески выгодно. Так как такое пространство увеличивает трафик в кафе и рестораны, то есть это выгодно для бизнеса. Здесь цель интересы бизнеса объединить с интересами города, чтобы и среда становилась лучше, и бизнесу экономически было выгодно. В прежние годы больше всего интересовали деньги, сейчас, я объективно говорю, ситуация меняется. Если раньше важнейшим из искусств для нас была недвижимость, сейчас парадигма смещается в сторону комфортности.

 

Корр.: Сроки строительства платного моста через Упу постоянно продлеваются. В чем заключаются трудности?

 

А.К.: Параллельно существуют две концепции. То есть один платный мост понтонного типа вдоль железной дороги и второй - связка Фрунзе-Курковая, который заложен по генплану. И на самом деле поперечники на Курковой и Фрунзе выдержаны. Беда этой ситуации заключается в том, что путепровод пойдет над Машзаводом, а это режимное предприятие. И естественно с теми или иными землеотводами и прочим есть определенные проблемы. Хотя воронежский институт готовит эскиз. Кроме того, это очень дорогостоящее мероприятие, хотя и очень нужное городу. Есть ряд юридических проблем, которые нужно решать, из-за этого увеличиваются сроки.

 

Корр.: В одном из интервью нашему агентству вы говорили, что Тула – зеленый город, но из-за плохого благоустройства это не видно. Что-то изменилось?

 

А.К.: Нет. Это не изменилось ни в Туле, ни в Москве, хотя много было сделано - плитка уложена и тд. Но даже высококлассное благоустройство портит очень плохое качество производства строительно-монтажных работ, через год-два они начинают проваливаться. В Европе этими видами работ занимается ландшафтный архитектор, отвечающий за качество. Принимаются архитектурные, художественные решения по каждому участку. Если принятым проектом предусмотрен газон или альпийская горка, то это всегда решается на высоком художественном и профессиональном уровне. Пока службы, которые занимаются городом, не обременяют себя такими видами работ. Чтобы двор был красивым, мало заасфальтировать его, уложить бордюрный камень и установить детскую площадку. Я понимаю, что на фоне той серости которая была до, это смотрится как детская площадка в Париже. Если сейчас переносить на качество европейского благоустройства, то оно пока до этого уровня не дотягивает. Я не то, чтобы их хвалю. Есть за что и ругать. Но сам подход более основательный и вдумчивый. Что касается зеленых насаждений, реально Тула и Москва - зеленые города. Если переносить количество зеленых насаждений на душу населения, то Москва более зеленая по сравнению с Парижем, Лондоном и Нью-Йорком. Если Тулу перевести на города такого формата, она тоже окажется более зеленой. Такой парк как в Туле для любого европейского города - сумасшедшая роскошь. Но вот как раз то качество непосредственного благоустройства, с которым вы сталкиваетесь во дворе или на улице европейского города, оно создает ощущение, что город более зеленый. Они часто себя и газонами не обременяют. Но например из уложенного плиткой пространства растут деревья. Качественное и умелое размещение насаждений в местах коммуникации людей создает впечатление, что город зеленый и очень комфортный. По большому счету человеку не так важны дома, которые его окружают. Да, хочется, чтобы они были интересные и красивые. Но человек взаимодействует с городом через благоустройство пешеходных зон, тротуаров, улиц, дорог. У меня есть мечта в парке или еще где-то сделать кусок эталонного благоустройства и всем показывали, как надо делать. Я думаю, что время придет. Динамика положительная, но требуется время и культура производства. Рано или поздно научимся платить за качество. Уже штрафуют за некачественное выполнение работ. Видимо нужно, чтобы кто-то разорился на этом, и тогда появится качество.