На протяжении нескольких лет одной из злободневных проблем  жителей Новомосковска являются…похороны. Ритуальная война коснулась всех без исключения: администрацию, предпринимателей, МУПов, жителей, потерявших близкого человека, которые стали  «заложниками» борьбы за смерть. Согласно Федеральному Закону каждому человеку после его смерти гарантируется погребение с предоставлением бесплатного участка земли и перечня услуг, включающих оформление документов, предоставление и доставку гроба и непосредственно - погребения.

 

Коротко о главном…

 

По словам жителей, все так и было до прихода в муниципальное предприятие «Ритуал» нового директора Сергея Полякова. В 2010 году он был осужден Кимовским городским судом за присвоение денежных средств Кимовского похоронного бюро. Но это никак не смутило ни Новомосковскую администрацию, ни местных депутатов, которые утверждали Полякова в должности директора муниципального предприятия. 

 

Как рассказывал на тот момент замглавы администрации Новомосковска Николай Терехов, ранее МУП «Ритуал» собирал все средства с ритуальных фирм, лишая предпринимателей клиентов, а тем самым и дохода. Муниципальное предприятие должно было помогать бюджету, но вместо этого увязло в убытках и задолжало 4 миллиона рублей. По его словам, когда Новомосковск возглавил Вадим Жерздев, на ситуацию, наконец, обратили внимание власти. В августе 2011 года Собрание депутатов приняло Правила содержания общественных кладбищ и погребения умерших.  Было сформировано казенное предприятие Комбинат спецобслуживания, в обязанности которого входит выделение участка для захоронения, регистрация его в книге учета и выдача удостоверения о захоронении. Делается это все безвозмездно, для этого нужно лишь предоставить документы.

 

А за своевременную подготовку могил и  сам процесс захоронения, ответственность ложится на фирмы, исполняющие заказ на погребение, в числе которых, кстати говоря, - и МУП «Ритуал» во главе с Поляковым. И вот наконец-то, по словам администрации, в деле удалось навести порядок – захоронения происходят в порядке очереди, могилки стоят в ряд, охрана, полный контроль, вокруг чистота, тишина и порядок. Случаи вандализма практически не регистрируются, количество хищений с кладбища снизилось. И с предпринимателями все вроде бы решили – здоровая конкуренция, равный доход.  

 

- С момента создания КСО на кладбищах был более-менее наведен порядок, то есть если несколько лет назад у нас были вопиющие случаи, то сейчас эти факты прекращены, - рассказывает Вадим Борисов, замначальника полиции по охране общественного порядка Новомосковска.

 

Услуги дешевле – проблем больше…

 

Хорошо, да не всё. Раиса Андрюшина умерла 12 октября. Ее дочь Елена обратилась в одно из местных ритуальных агентств, где услуги дешевле, чем в городском МУПе.  На семейном участке Андрюшиных уже были захоронены двое родственников Елены Андрюшиной, естественно, мать она хотела похоронить рядом с ними. Когда женщина приехала за разрешением в городской МУП, ей заявили, что при похоронах возникнет много проблем. «Меня начали уговаривать, чтобы я оформила заказ с ними. Переманивали на свою сторону, говорили, что моя мама лежит в морге и течет из-за неисправности холодильников. Если же я подпишу договор с ними, то они мне оформят все без проблем», - рассказывает она. 

 

По приезду на кладбище, техник, делая замеры могилы, заявил женщине, здесь нельзя больше хоронить – не хватает площади. Но, по словам, Елены Андрюшиной, места было предостаточно. Она связалась с ритуальным агентством, где ей пообещали, что могила будет. И действительно, могилу подготовили, а вечером того же дня стало известно, что ее закопали обратно. По звонку Елены ритуальное агентство снова выкопало «запрещенную» могилу.  Ритуальная борьба достигла пика в день похорон, когда процессию не пускали на территорию кладбища – закрыли ворота для въезда. С боем, в буквальном смысле этого слова, но пожилую женщину все же удалось похоронить. Один из присутствовавших, Вячеслав Баляскин, пристегнул к воротам автомобильный трос и сорвал замок, похоронная процессия состоялась. В результате, по словам Елены Андрюшиной, она оказалась виновной в том, что похоронила на том месте свою мать,  якобы завладев территорией.  - Ну а как же закон, который гласит, что для захоронения достаточно волеизъявления усопшего человека и наличия места на кладбище. Моя мама просила меня похоронить ее рядом с отцом, 38 лет они были вместе, как я не выполню её волю?  - говорит она.

 

Совершенно очевидное желание… Родственники должны быть похоронены рядом, а не на разных участках огромного кладбища. А если все же нет места? Не хоронить же их «друг на друге»?

 

Другая сторона медали…

 

По словам директора КСО Сергея Полотняка, частные похоронные предприятия, не особо вникая в законодательные тонкости, работают «по старинке». Хоронят там, где нравится заказчику – хоть посередине кладбища. -  Есть определенные коммерческие структуры, которые настраивают жителей против закона. Искусственно. Предоставляют неверную информацию, - рассказывает он. - Люди в тяжелый для них момент ведутся на это. И получается, что казенное учреждение КСО вставляет жителям палки в колеса и не дает по-человечески похоронить. Хотя на самом деле, еще пройдет немного времени и все поймут, насколько это нужно. 

 

Что касается, конкретного случая семьи Андрюшиных, то, по словам Сергея Полякова, начальника отдела Комбината спецобслуживания, могилу закопали не от нечего делать: «Наши техники постоянно обходят кладбище и в один такой обход увидели, что могилу все-таки копают там, где им запретили. И естественно, могилу мы закопали».

 

- А ворота мы заперли до приезда полиции, чтобы зафиксировать факт незаконного захоронения. Женщину ту похоронили, причем  на чужом участке. И мы заранее знали, что по этому поводу на нас будут жаловаться, - объясняет Сергей Полотняк.

 

Совершенно очевидно, кто прав, кто виноват – не разберешь.  По словам жителей, на территории кладбища действует правило «со своим нельзя». Они утверждают, что МУП «Ритуал» закапывает могилы, выкопанные другими ритуальными фирмами, не предоставляет возможности обращаться в иные агентства, запугивает жителей или просто... запрещает хоронить. Муниципальное предприятие не трогает предпринимателей, они оказывают давление на самих граждан, готовых на все, лишь бы спокойно похоронить близкого.  Однако «Ритуал» выполняет свою работу, «следит»  за порядком и в том ему помогает КСО, у которого есть свои нормы и правила. Возможно, предприятия просто не могут доступно донести до жителей необходимую информацию о похоронах, а может новомосковцы не желают  их «слышать». Ясно одно, что до тех пор, пока компромисс не будет найден, ритуальная «война» в Новомосковске не закончится.