Прошло два года, как областью руководит Владимир Груздев, и можно если не подводить итоги, то по крайней мере  фиксировать тот вектор в политике, который задает губернатор, и ту ситуацию, которая сложилась в регионе к концу второго года правления.

Итак, что изменилось на уровне областной политики?

Кадры решают, если они есть

 Кадровая чехарда, наблюдавшаяся в период правления Вячеслава Дудки, с приходом Владимира Груздева только усилилась. Если при прежнем губернаторе в кадровой политике была хоть какая-то стратегия (практически полное отсутствие кадров из других регионов и засилье выходцев из артиллерийского училища), то какой-то внятной стратегии у Владимира Груздева не просматривается. Вначале, продекларировав ставку на профессионалов и пригласив из Москвы ряд достаточно сильных управленцев (Шахов, Скворцова и т.д.), к концу второго года он практически всех их растерял. Одной из последних таких фигур, покинувших правительство, был Павел Воронин. Других состоявшихся управленцев Груздев набирать не стал и сделал ставку на молодёжь. Это было бы оправдано, если вместе с назначением молодой руководитель получал бы доверие со стороны руководителя и возможность учиться, но нет, практически любая ошибка чиновника почти всегда ведет к отставке. При такой политике ни о каких самостоятельных действиях чиновника речи быть не может, основная задача – не прогневить «босса».

Исполнительная власть при Груздеве значительно обновилась, но это произошло резко, без передачи знаний и опыта, а потому новым кадрам потребуются годы, чтобы освоиться на новом месте и начать что-то осмысленно делать, а вот результат от них губернатор хочет сразу. Данное противоречие идет явно во вред эффективности работы правительства. При этом кадровые успехи Владимира Груздева можно пересчитать по пальцам. Наиболее удачный кадровый ход – это назначение Юрия Андрианова руководителем регионального правительства: у последнего достаточно большой опыт управления, да и просто житейской мудрости, поэтому он смог найти общий язык с большинством руководителей крупных предприятий, особенно оборонки, да и вообще воспринимается региональной элитой весьма положительно. 

Политика. Тащить и не пущать

Выборы в Государственную Думу, на которых «Единая Россия» по набранному  проценту оказалась на уровне Чувашской республики, задали вектор региональной политике.

В целом их можно описать выражением «тащить и не пущать». Тащить своих, даже если их репутация, мягко скажем, сомнительна, и не пущать всех остальных, у кого есть собственное мнение и собственное видение. Результатом такой политики стали перманентные скандалы на выборах, скандалы внутри местных партий или между партиями. Попытка тотально контролировать все, что только возможно и невозможно, причем по принципу «либо безусловное подчинение, либо ты враг». Это привело к тому, что врагами стали достаточно многие известные в регионе личности: Дорохов, Филатов, Сухарученков, и это только открытые конфликты. Часть фигур более значительных по влиянию на жизнь в регионе так же резко отрицательно относятся к деятельности губернатора, но при этом из-за наличия бизнеса публично не озвучивают свое отношение.

Экономика. Планы, проекты, форумы

Здесь в общем-то те же, что и при Дудке, громкие слова, посылы и прожекты, однако результаты такие же скромные, вернее, почти никаких. Что-то масштабное на горизонте не прослеживается, системообразующие предприятия, как в прочем и инвесторы, в регион не идут, и это несмотря на действительно уникальное расположения области. Мы много сетуем на близость Москвы, но в этом при правильном подходе наша сила. Например, Заокский район вполне бы безбедно мог существовать на налог на имущество и на землю, благо коттеджных поселков за последние годы понастроена масса, но это при правильном администрировании. Бич – растущий долг области, на который пенял Груздев, обвиняя после прихода к власти Дудку, не решен, скорее, наоборот: долг растет. Направление же деятельности губернатора отчетливо показывает закон о поддержке крупных оптовых компаний, внесенный губернатором в областную Думу, который мало того, что поддерживает и так не сильно бедствующих оптовиков, так еще оптовиков, у которых в объеме не менее 80 процентов импорта. Да. Да! За счет туляков будем поддерживать китайского производителя! Почему льготы не были представлены производственным предприятиям региона? Наверно, они не нуждаются в поддержке так, как крупные импортеры… Странно? Со стороны да, а для людей, которые чуть глубже знают историю вопроса, нет: ситуация прозрачна до .

Общество. Атриум его мечты

Владимир Груздев сначала понравился практически всем слоям населения, и это не мудрено. Во-первых, он хотел понравиться, много встречался, обещал открытость, ну, а во- вторых, негатив к предыдущему губернатору был настолько силен, что любой новый человек не из команды Дудки получил бы одобрение в обществе. Однако обещанная открытость закончилась довольно скоро: вместо ежемесячных опять же обещанных встреч с редакторами СМИ последовала попытка взять эти СМИ под контроль. Аналогичная история произошла с блогерами, которых просто поделили на правильных и неправильных. Неправильных блогеров губернатор «баннит» у себя в «Твиттере», показывая, что управлять он хочет только теми людьми, которые его безоговорочно поддерживают, а тех, у кого другие взгляды, будут просто игнорировать.  Апофеозом и ярким проявлением отношения Груздева к обществу явилась ситуация со строительством атриума в кремле. Без общественного обсуждения три проекта атриума вынесли на голосование на сайте правительства региона. После волны возмущений и негодования в Интернете в голосование все-таки внесли пункт «Против строительства», но сделано это была, скажем так, в хамской манере. Вместо того, чтобы перезапустить голосование, в него внесли пункт: «Оставить, как есть», проиллюстрировав его фотографиями заброшенной электростанции в кремле. Удивительно, но авторы данного действа не только не подумали о том, что это явный плевок в сторону противников строительства, они еще и не учли, что, показывая данную разруху, они расписываются в неспособности областной власти сохранять историко-культурные объекты. Истрию с атриумом даже после этого голосования можно было бы спустить на тормозах: надо было лишь провести работу. Встретиться самому с блогерами, а не посылать министра культуры Рыбкину, которой явно было неуютно на встрече, и при первом удобном случае она эту встречу и покинула. Но именно история с атриумом стала лакмусовой бумажкой отношения губернатора к обществу. Вместо того, чтобы провести разъяснительную работу и найти компромиссное решение, Владимир Груздев предпочел не диалог, а разгром, поэтому письмо министерства культуры, в котором описывалось, на каком основании атриум нельзя строить в Кремле, отозвали следующим письмом. Один из краеведов эту историю: прокомментировал так: связи есть ума не надо. 

Успех 

Самый большой успех Владимира Груздева – это возрождение футбольного клуба «Арсенал». Власти уничтожали «Арсенал», ослабляя своего политического соперника Владимира Соколовского. Но, как у нас часто водится, с водой выплеснули и ребенка. Клуб Туле нужен, и идею Бориса Грызлова, пусть и предвыборную, в Туле встретили на ура. 10 000 болельщиков на домашних матчах – это безусловный показатель необходимости футбольного клуба. Сложность здесь только в том, что, как и в других начинаниях губернатора, не видно базы, прежде всего экономической. У клуба нет спонсора, нет базы, практически нет школы, есть только любовь болельщиков…

Итог

Владимир Груздев уверенно теряет поддержку всех слоев населения. И если наиболее активные, но малочисленные слои, такие, как региональная экономическая и культурная элита, уже от него отвернулись, при этом сохраняя внешние признаки лояльности, то с остальным населением этот процесс только начался и будет протекать довольно медленно, но необратимо, если, конечно, не войдут в систему акции, аналогичные закрытию большого количества рынков. Вывод такой: переизбраться Владимир Груздев еще способен, а консолидировать региональную элиту и изменить ситуацию в регионе в лучшую сторону уже нет.