Ранее мы писали, что 7 мая 2018 года в селе Хрущёво 30-летний мужчина, по версии следствия, в наркотическом опьянении поссорился с женой, выгнал ее из дома и взял в заложники 1,5-годовалую дочь, приставив ей нож к горлу.

Как сообщала пресс-служба регионального СУ СК РФ, он несколько часов удерживал ребенка в заложниках.

- На место происшествия незамедлительно прибыли полицейские, которые в течение двух часов вели с ним переговоры, - говорил руководитель пресс-службы УМВД по Тульской области, Андрей Ярцев. – Однако мужчина отказался добровольно сдаваться, тогда было принято решение применить в отношении него силу.

Так, бойцы ОМОН и СОБР областного управления Росгвардии выломали дверь, ворвались и выстрелили мужчине в живот. При этом, как комментирует ситуацию корреспондент ИА ТСН24 в сюжете от 8 мая 2018 года, он благодарил правоохранителей за спасение дочери.

Ему оказали медицинскую помощь и госпитализировали под полицейским конвоем. Ребенка спасли. Мужчине инкриминировали преступление по пунктам «г» и «д» части 2 статьи 206 УК РФ – захват несовершеннолетнего заложника с предметом, используемым в качестве оружия. Правоохранители занялись расследованием.

Однако спустя 9 месяцев в нашу редакцию обратился отец подозреваемого с заявлением: сын невиновен, а правоохранители расследуют преступление по ложному пути.

Он изложил нам следующую версию событий.

По его словам, утром 7 мая подозреваемый проводил гражданскую жену к подруге и пошел гулять с дочкой. Настало время возвращаться и укладывать ребенка спать. Девочка находилась на грудном вскармливании и не могла заснуть без матери. По словам отца, он позвонил жене, но та ему нагрубила, и мужчина пошел к ней, на соседнюю улицу. Женщина к нему не вышла. Он разозлился, схватил бутылку, бросил в окно и разбил его. Жена не отреагировала и на это, и  он вернулся домой к дочери, как рассказывает отец.

Отец в это время работал в ангаре. Вернулся и видит – подъезжает полицейская машина. По словам отца, правоохранители прибыли из-за разбитого стекла, при этом жена и её подруга сидели в машине полиции.

- А у нас дома стекла есть, говорю, что попрошу его вставить, - рассказывает отец. – Пошел, а он увидел в окно, что полиция приехала, и закрылся. Я дернул дверь – закрыта. А дверь у нас так закрывается: снаружи – замок, а внутри просто на один крючок. И говорю полицейским: вы можете дверь открыть? Они – нет, мы не имеем права, он находится у себя дома со своим ребенком. А дочь молчала – он играл с ней. На этом и закончилось дело, особо не было ничего.

Потом смотрю – МЧСники приехали, и я слышу, они говорят – он там с ножом. А как с ножом? В доме, конечно, есть ножи у любого, тем более на кухне. С чего они взяли, что он с ножом? Как нож кто-то мог видеть через стенку? А окна высокие, через них тоже ничего не увидишь. А пишут – нож у горла держит, но у ребенка даже ни царапинки нигде нет! При этом его жена всё это время сидела в машине и не выходила, хотя следователю потом написала, что видела в руках нож и всё прочее.

Оружия у него никакого не было, даже кадров таких нет! СОБР, когда зашел, нож со стола взял и в руку ему вложил. Сын когда лежал в больнице, мы его проведали, а он и говорит: «Пап, мне кто-то в руку что-то вкладывал». Даже видео оперативного нету, нам его не дают. Ходатайство заявил мой адвокат – отклонил следователь.

Отметим, что ни на одной из видеозаписей, предоставленных нам правоохранительными органами, в руках мужчины оружия не видно.

По версии отца, через некоторое время около дома собралось множество людей, в то числе правоохранителей. Масла в огонь подливала и приехавшая мать гражданской жены подозреваемого, которая кричала, чтобы парень отдал ребенка.

Почему же сын не открывал дверь? По словам отца, как только прибыли полицейские, мужчина позвонил на «горячую линию» губернатора, где ему там сказали, чтобы он никому не открывал – это ничего не нарушает. Это подтверждает и 25 статья Конституции РФ, которая предусматривает право граждан на неприкосновенность жилища и устанавливает недвусмысленный запрет на проникновение в жилище против воли проживающих. Исключение – установленные федеральным законом случаи или судебное решение. За незаконное проникновение предусмотрена уголовная ответственность. Однако существует и статья 15 ФЗ «О полиции», разрешающая правоохранителям беспрепятственно входить в жилище любое время суток и осматривать его, а при необходимости – взломать дверь в следующих ситуациях:

  • Для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях;
  • Для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления;
  • Для пресечения преступления;
  • Для установления обстоятельств несчастного случая.

Опять же остаётся неизвестным мотив правоохранителей: если они действовали согласно этому закону, на каком основании они решили, что в доме совершается преступление или нужно кого-то спасти? По словам отца, мужчина даже говорил через окно с участковым и только просил, чтобы к нему подошла жена и уложила ребенка спать.

- Только через полгода я узнал, что там, оказывается, был еще и прокурор – когда случайно встретил его водителя, которого лично знал. И полковник какой-то был. Спрашивают – есть ли огнестрельное оружие в доме. Говорю: нет никакого оружия. За нами ходили полицейские и всё это записывали, но никто из них не представился и удостоверений не показывал, - утверждает мужчина.

- Через определенное время СОБРовцы пришли и пробрались как мыши: на видео видно – он сам открывает дверь и ему в упор выстрел раздается. Ни предупреждения, ничего. И дверь открывается, и на столе – два ножа и какая-то кровь, хотя на ребенке не было ни одной царапины. СОБРовцы даже до двери не докасались. Ребенка он держал перед собой на вытянутых руках и ногой открыл дверь, а дверь-то оказывается даже не была закрыта – просто прикрыта изнутри. До того как СОБРовцы приехали, он открывал дверь. Жена моя звала полицейских, а участковый говорит: «Он спортсмен, сильный, мы не пойдем». И не пошли. А он дверь прикрыл. И тут приехали СОБРовцы и сразу, без предупреждения в него стреляют, потом выходят с ножом. Я сразу захожу, а они его еще бьют по голове.

Отметим, отец утверждает, что парень – кандидат в мастера спорта, отличник в школе и институте. И действительно: в  том же сюжете ТСН24 указывалось, что после происшествия соседи были в шоке, характеризуют парня только с положительной стороны. Однако не отрицают, что тот начал употреблять наркотики.

- Вы понимаете, у нас нормальная семья, мне даже чудно – ни скандалов никаких не было, ни запоев, ничего. На нас какое-то оцепенение напало. И уже где-то в первом часу ночи нас с женой повез следователь Ерофеев в Заречье, в следственный комитет. Жена говорит, что даже был такой момент, что она не знала, где находится – вот в таком состоянии была. Но мы приехали. Мне 65 лет, ей – 61 год. Мы в таком состоянии были – подписали, а что подписали – мы даже и не прочитали. После я ему дважды писал заявление, чтобы он дал мне почитать, что там хоть написано. Он ни разу не дал. И сейчас адвокатов я нанял, все наши заявления он отклонил. И что там написано, так и не говорит.

Чтобы восстановить справедливость, отец подозреваемого нанял адвокатов и начал подавать заявления в прокуратуру. В частности, адвокат ходатайствовал об истребовании у операторов сотовой связи списка телефонных звонков, чтобы подтвердить звонок на «горячую линию», а также о приобщении к материалам дела:

  • Запись этого разговора;
  • Характеристики с места жительства обвиняемого;
  • Протокол его допроса в хирургическом отделении ГУЗ ТГКБСМП имени Ваныкина;
  • Материалы служебной проверки на сотрудников, которые применили огнестрельное оружие в отношении обвиняемого.

Кроме того, отец мужчины утверждает: в протоколе допроса от 9 мая 2018 года стояла его поддельная подпись. Адвокат ходатайствовал и о почерковедческой экспертизе этой подписи.

«Заявленное мной ходатайство было следователем безосновательно, безмотивно отклонено и отказано в истребовании допустимого и относимого доказательства, в чем нарушен принцип диспозитивности, непосредственности доказательств, в объективной истине – сделаны преждевременные выводы», - пишет в жалобе на постановление об отказе адвокат.

Отец признаётся: о передаче дела в суд речи еще и не идет. Желая ускорить процесс, отец написал жалобу уполномоченному по правам человека. В ответе уполномоченный признаёт, что действия правоохранителей могут быть неправомочны и сообщает: для дальнейших разбирательств материалы возвращены в прокуратуру Тульской области.

- Что с этим делать теперь, когда сам Савичев, прокурор Ленинского района, там был и сам участник этого преступления! Вот как я могу обращаться в прокуратуру? Что толку? Ответили, что оказывал сопротивление. Я вопрос задал в письменном виде – какой документ разрешает стрелять в безоружного человека с ребенком без сопротивления? Он сам открыл дверь, чтобы отдать дочку матери своей, потому что она под дверью стояла и просила открыть. Дочка заплакала, и он захотел её отдать, открыл дверь – и тут выстрел.

Тем не менее отец продолжает обивать пороги правоохранительных органов. Буквально сегодня он написал очередное обращение в прокуратуру – на заявления от 9 и 10 января ему так и не ответили за обещанный срок в месяц. Сейчас он готовит обращение президенту России.

Чтобы разобраться в ситуации, мы направили обширный запрос в региональное СУ СК РФ.

Но пришедший на следующий день ответ не смог пролить свет на ситуацию.

«Указанное уголовное дело находится в производстве следователя Следственного отдела по Зареченскому району Тулы СУ СК РФ по Тульской области. Руководствуясь ч. 1, 2 ст. 161 Уголовно-процессуального кодекса РФ, ответить на ваши вопросы не представляется возможным в связи с недопустимостью разглашения данных предварительного расследования».

Заметим, что, согласно статье 161 УПК РФ, «данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя или дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства».

В ответе также указывается:

«Относительно процедуры проведения отдельных следственных действий в рамках предварительного расследования уголовного дела разъясняю Вам, что перед началом допроса следователь разъясняет лицу, с которым проводится следственное действие, его процессуальные права и обязанности, после чего производится допрос. По окончании допроса участник уголовного процесса должен ознакомиться с содержанием протокола и поставить подпись, в случае необходимости допрашиваемое лицо вправе внести в протокол следственного действия замечания и дополнения.

В соответствии с ч. 2 ст. 86 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств».

Действительно ли подозреваемый просто неудачно оказался не в том месте и не в то время?  Действительно ли он невиновен, или отцом просто движет всёзатмевающая родительская любовь? Это предстоит узнать следователям. Остаётся только надеяться, что дело разрешится в лучшую сторону – по правосудию и справедливости.