Казалось бы, современный человек века высоких технологий и научных прорывов всё меньше нуждается в приверженности к религии, и поэтому Церковь должна понемногу сдавать позиции. Так ли это? О роли Церкви, о духовных ценностях и многом другом рассказывает настоятель тульского храма святого благоверного великого князя Александра Невского, протоиерей Виктор Рябовол. Интервью опубликовано в группе Советского района Тулы.

- Как вы считаете, какова сейчас роль Церкви в обществе? Усиливает ли она позиции или, наоборот, теряет? Что вообще человек может найти в Церкви?

- Церковь позиции не теряет. Как было, так и есть, и будет – ее роль до скончания века спасительна для человека.

Вот недавно задали мне вопрос: «Что значит Церковь, в которой нет благодати?». Если в Церкви нет благодати, то это уже не Церковь. Благодать, которая в Церкви, дана изначально через Христа, когда было сошествие Святого Духа. Тогда образовалась Церковь как спасительный организм, в котором Промысл Божий о всяком человеке, о спасении всякого человека. Второе: в Церкви раскрываются все таланты человеческие. Бог есть свет; замысел о каждом человеке известен Богу, мы Его чада. И только в Его присутствии, в лучах Его света все нам открывается. Во всяком человеке открывается именно его суть человеческая.

А теперь о спасении. Само понятие спасения имеет много значений. Первое – это исцеление души человека, а потом и тела. Душа наша исковеркана страстями, поэтому душевные силы у нас работают неправильно, искаженно. Если страсти в человеке есть, а они есть в каждом человеке, то, соответственно, и жизнь человеческая идет с большими «уклонами». Возьмем, например, человека, который склонен к чревоугодию: он смотрит на все в мире с точки зрения обилия еды, удовольствий, многого другого. К чревоугодию относится и пьянство. Такой человек хочет, чтобы всё это у него было, и за это ему «ничего бы не было». Болеть при этом не хочет, а болезни получаются как раз из-за того, что им владеет страсть. Это же касается и блудной страсти. Бог показывает человеку, как ему жить, что делать, где потерпеть надо, чтобы страсть победить. Через какое-то искушение мы должны приобрести терпение. А в терпении очищается наша душа и исцеляется, и появляется надежда и любовь.

Второе значение спасения – это когда человек имеет надежду. Надежду на Бога. Ему интересно жить и хочется жить. Посмотрите, что сегодня в мире творится: у людей уныние жуткое, им жить не хочется. Они как будто защищаются постоянно, у них идет оборона от чего-то. И все чего-то боятся, боятся…

И еще о спасении. В Духе Святом, в этой благодати, человек приобретает еще одно интересное свойство: он становится по-настоящему свободным и смелым. Свободным – означает то, что душа может смотреть в будущее и не бояться, что будет завтра. Что даст Господь, то и будет, мы же Ему доверяем.

В общем-то, жизнь повторяется, не было легких времен никогда. Было еще похлеще. Но выстояли наши отцы, и мы должны выстоять…

- То есть современному человеку всё-таки нужно прийти в Церковь?

- Да надо прийти в Церковь, без этого никак. Еще древние говорили, что без Церкви нет спасения. Это не пустые слова. Я расскажу вам одну интересную историю о старце Афонском, услышал я ее как раз на Афоне. Он был исихаст, в молитве был научен зреть свет, и его душа приобрела удивительные свойства… Ему было открыто будущее и многое-многое другое. Да не в этом даже дело. Само общение с Богом – оно сладостно, и дается человеку по его подготовке, столько, сколько он сможет вместить. Например, ангелы Бога познают и всякое творение через то, насколько могут в себя вместить благодати Божьей и света Божьего. Им становится понятно и всё творение. Это – иной принцип познания мира.

И вот он, этот старец, рассказал такую историю. Он не понимал в своё время патриарха, «воевал» с ним, но все равно молился о нем. И однажды ночью во время молитвенного бдения было ему видение, что он находится на отколовшемся камне, который плывёт по морю. И этот камень как бы удаляется от материка. И он понял, что надо быть на материке. То есть, фактически, что он откололся от Церкви! От Церкви «откалываться» не надо. И тогда он сказал всем своим ученикам: что бы ни было в Церкви, что бы ни творилось – нам откалываться от этого материка нельзя, потому что там спасение, там мы – с Богом.

Второй образ Церкви мне раскрыл старый священник, который служил в Туле, отец Иоанн Конюхов. Когда он пришел из лагеря в 1947 году, а просидел он 17 лет, такая история с ним приключилась. В лагере вместе с ним сидели и владыки, архиереи, и священников было очень много. Говорил, какая служба была в лагере – такую больше нигде не испытывал: именно там близко небо было, и мы видели, что с нами Сам Господь. Вот, вернулся в Тулу, мама его еще жива была, а супруга ушла от него, и он говорит: «Ну, что делать, пойду, чтобы мне дали место, где служить». Приехал в Москву и видит: приезжают на дорогих машинах священники. И, говорит, мне так плохо стало – люди в лагере сидят, а здесь вот разъезжают на машинах. Вернулся домой и говорит: «Мама, наверное, не надо мне служить, что-то не то здесь творится». А она ему – давай помолимся. Они помолились, и он говорит, вижу то ли видение, то ли сон: вокзал, суета страшная, поезда туда-сюда, туда-сюда, но что-то там особенное есть. Иду в центр, в здание вокзала, и вот, говорит, снаружи суета, а внутри – тишина и ангелы поют, и люди стоят и смотрят в небо. И, говорит, тогда я понял, что не отъята от нас благодать, коль ангелы-то поют. С нами Господь! И после этого он стал служить. Служил он и в Одессе, и в тульском храме великомученика Димитрия Солунского, потом в храме 12 Апостолов, где и оставался до конца своей жизни. Это был священник старой закалки, умер в 94 года.

Вот вам, пожалуйста, образ современной Церкви. Вроде бы суета, но ангелы поют, иконы мироточат, Господь близко – Он с нами общается, и мы с Ним учимся общаться. И именно это общение дает начало Царствию Божьему в душе. Господь сказал: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Божие». Это сказано и для нас с вами. Чтобы мы очистили свое сердце и шли за Ним.

- То есть Церковь - это своего рода и психологическая помощь современному человеку?

- Мы, люди, трехсоставные. У нас есть составляющая и духовная, и душевная, или психологическая, есть и физическая. Когда исцеление души происходит, мы всё приобретаем. Всё восстанавливается, мы начинаем правильно чувствовать. Любое воздействие в этом мире начинается с воздействия на эмоции, на наши чувства. Через эмоции идет влияние и на всё остальное. Когда человек начинает ходить, молиться и жить в Церкви, всё у него становится на свои места. И тогда на него это внешнее, часто негативное воздействие, уже не так сильно действует. Оно сходит на нет. В нашем мире это очень важно. Так что, действительно, без Церкви - никак.

- На вашей памяти происходили так называемые «Божественные чудеса» с людьми, с прихожанами?

- Да они в жизни каждого человека случаются! Жизнь вообще - это чудо. Разные люди в Церковь приходят. И после тюрем приходят. Было как-то, один человек пришел из тюрьмы: весь поломанный, с ним даже общаться трудно – у него сразу агрессия. Проходит года три (а я знал его еще тогда, когда служил в храме Димитрия Солунского), и он снова стал таким, каким был раньше, и даже лучше! Говорит, «я стал свободным, я почувствовал, что хочу жить, хочу семью, детей, я все могу!». Стал писать стихи, песни, кстати, очень хорошие. Вот вам, пожалуйста, пример, как меняются люди, как у них восстанавливается что-то внутри. Это есть; я наблюдаю, как в Церкви, в храме меняются люди.

Сюда приходят страждущие – в нашем храме специально занимаются страждущими, помогают избавиться им от алкоголизма и наркомании, да и игромании тоже. И то, что с ним происходит потом – тоже чудо! Люди меняются. Осознание своего греха, своей страсти происходит. Господь им все показывает. Я всем говорю: в вашей жизни должен быть Господь! А если Его нет, вы просите, чтобы Он Себя явил, чтобы иметь с Ним общение. И еще надо читать Евангелие обязательно, без этого жить невозможно.

- Бывало ли в вашей пастырской практике, что через духовное очищение человек выздоравливал от какой-то серьезной болезни?

- Бывало и такое. От рака несколько исцеленных было. От СПИДа были исцеления. Это удивительно, но это действительно так. По-разному можно к этому относиться, но я был тому свидетелем. Видел, какими были люди до прихода в Церковь, и что потом с ними происходило… Но я сторонник того, чтобы при лечении болезни и лекарства были, и вся необходимая врачебная помощь.

Могу свидетельствовать, что человек меняется только после покаяния. Покаяние – это и есть изменение жизни. Если ты хочешь, чтобы у тебя что-то изменилось и исцелилось, ты должен сделать первый шаг: сначала покаяться в том, что у тебя есть, то есть встать на твердую почву.

- В темпе современной жизни можно ли соблюдать все обычаи и порядки православия? То есть ходить на все службы, причащаться, постоянно молиться, соблюдать все церковные посты, праздники?

- Возможно. В жизни человека должны быть приоритеты. Если он хочет постоянно сидеть в «сетях» и у телевизора, он нигде не успеет. Это – суета и пустота. Хотя и компьютер может быть полезным, если надо найти нужную информацию. Могу свидетельствовать, а родителям это особенно важно знать: если ребенок часами сидит у телевизора или компьютера, учиться он не будет – у него наступает апатия к учебе и познанию. Он себя теряет, теряет своё лицо. И это страшно.

Мы можем задавать свой ритм и темп жизни. Когда я и мои ровесники в школе учились в 60-х годах, в первых классах с нас обязательно требовали график, или распорядок дня. Мы должны были сами себе его построить. Смысл в этом был очень большой. Это помогает найти силы, организовать себя. Мы успевали и спортом заниматься, и книжки читать, и встречаться с друзьями, времени хватало на всё. Ритм жизни должен иметь определенную направляющую, которая и рождает силу. Если нормальный ритм, то обязательно будут силы, если у тебя хаос – ничего не успеешь. Многое зависит от тебя самого.

- А обязательно ли регулярно посещать церковь, или человек может сам дома молиться?

- Он и в церкви должен быть, молитвы ведь разные бывают. На литургии надо быть обязательно. Да и как в храм не ходить, когда это – отправная точка всей жизни? Я часто говорю нашим прихожанам после литургии: самое большое дело, которое вы могли сегодня сделать, вы уже сделали – вы были на литургии. На земле нет ничего выше, чем побывать на небе. На литургии либо мы поднимаемся на небо, либо небо к нам опускается. Это на самом деле так. Когда мы, священники, стоим у престола Божьего – вы себе представить не можете, какая там молитва, какая это сила! Человеку это необходимо для познания себя. Без Церкви, без нахождения в храме вы себя не поймете. Для этого нужно побыть на небе, а небо – в Церкви…

- Насколько все это важно, чтобы быть праведным человеком? И что можно сказать о человеке, который каждый день молится и ходит в церковь, но за ее порогом ведет не самый праведный или даже противозаконный образ жизни?

- Это проявление его немощи. Если человек падает, не может удержаться и идет каяться – это одно. А если рассуждает: а, ладно, я покаюсь, и всё пройдет, – это уже лукавство. Надо отделять лукавство от немощи. Если это лукавство, Господь обязательно даст тебе какое-нибудь серьезное испытание или болезнь, которая тебя отрезвит. К примеру, приходит человек, кается и говорит: у меня нет смирения, я хочу научиться смирению и кротости. Выходит из храма и его кто-то толкнул или обидел. Он сразу возмущается, а ведь Господь ему показал: вот, ты хотел смирения и кротости, посмотри на себя… Господь много чего нам показывает. А если я не хочу отказываться от блуда, от чревоугодия, от сребролюбия – у меня, соответственно, и болячки будут. При чревоугодии болячки будут связаны со чревом: проблемы с желудком, кишечником, печенью, очень многие этим в наше время страдают. Если блуд – то обязательно дадут о себе знать болезни «пониже», притом очень серьезные. Сегодня болезней много… Человек не хочет отказываться от своих греховных страстей, не хочет меняться, и получает соответственные болячки. Ему Господь говорит: «Ну, не хочешь так – на тебе болячку. Может, ты отрезвишься, задумаешься о своей жизни, поймешь, что тебе что-то другое надо?».

От любого греха человек становится слабей, и самое страшное, что у него деградирует воля. Это одно из свойств нашей души, одна из душевных сил. У людей, сильно пьющих и наркоманов – деградированная воля, они не могут с собой ничего сделать. Это уже болезнь духовная, душевная, телесная и социальная. И здесь может быть такой клубок, который надо «разматывать» по чуть-чуть. Человек сам себя довел до этого, бороться не хотел, ему нравилось грешить. Если он по-настоящему кается – Господь дает ему возможность исправления, а если он специально идет и грешит – начинаются серьезные испытания…

- То есть все наши болезни неразрывно связаны…

- С грехами и страстями…

- А как тогда быть с детьми, которые от рождения больны?

- Это уже область их родителей. Вообще все, что связано с детками до определенного возраста – область их родителей. Даже и смерти детские – все равно это область родительская. Там, конечно, и промыслы есть определенные, но больше это – из жизни родителей. Ведь и физическая закладка организма зависит от состояния родителей. Характер человека закладывается в чреве матери. Если она нервничает постоянно, у нее гнев, обида – у ребенка очень часто бывает больное сердце. И скажите – кто виноват? Я был свидетелем таких случаев, знаю это воочию. И потом, конечно, покаяние, «Господи, исцели»… Господь помогает человеку, не оставляет его никогда. Но ведь и от нас с вами многое зависит.

- Как вы считаете, человек может жить и наслаждаться жизнью без, так сказать, «низменных» потребностей?

- Низменные потребности, которые у человека есть, они и ведут его к деградации. Но у человека есть и «царское достоинство». Всё, что есть в мире, было создано для человека – и травы, и животные, и даже светила – тоже для человека. Солнце, луна, звезды. Все они знают Бога, но все они - для человека. Например, что означают слова, что «только через человека зло может прийти в этот мир»? И святые, и пророки говорили о том, что на земле не было зла, Богом всё создано было гармоничным, но зло вошло в мир через человека. Господь в Евангелии, когда фарисеи спросили: «Почему Твои ученики едят неумытыми руками?», говорит: из сердца человеческого исходит то, что оскверняет человека. Мы должны обращать внимание на то, как мы живем, что делаем. От нравственного климата на земле, от того, как мы с вами живём, зависит даже то, что в космосе творится. И землетрясения от этого происходят, и все пятна и бури на Солнце, все это зависит от нас с вами.

Могу рассказать историю из жизни святого праведного Иоанна Шанхайского. Он жил на острове, где было поселение русских эмигрантов, беженцев. Однажды на остров шла волна цунами. Страшно было, остров должен был быть полностью затоплен. Но там был молитвенник, и он молился. И волна прошла стороной, все выжили. Тогда всем стало понятно: если есть молитвенники, если есть такие святые, которые молятся, а Церковь – она свята и молится, то все катастрофы эти, которые могли бы быть – проходят стороной. И в житиях святых очень много таких историй.

Был в истории человечества день, когда Иисус Навин сказал: «Солнце, стой!», и день длился 48 часов. Человеку многое возможно, только он должен использовать всё во благо. И мы должны быть преградой для зла. А если мы хотим жить как животные, только по своим инстинктам, то мы себя и не познаем по-настоящему. Да, есть и пить нам надо, но ставить это во главу угла своей жизни нельзя. Мы же не обезьяны и не червяки – мы люди с царским достоинством.

- Как вы оцениваете ситуацию, которая происходит сегодня с Церковью на Украине?

- Все, что происходит сегодня на Украине – это наша общая боль. Мы постоянно на каждой литургии молимся о наших братьях на Украине и в Сирии, там тоже много православных. В Великую Отечественную войну они молились за Россию, и Матерь Божия им являлась. А на Украине – те же русские, как же нам за своих братьев не молиться?

Ситуацию с автокефалией оцениваю отрицательно, потому что силы, которые затеяли все это, нельзя даже назвать церковными. И там совершается насилие. Насилие над людьми, которые исповедуют веру.

В Церкви нет такого деления – украинец, русский, поляк и так далее. Мы все Христовы, мы братья во Христе.

- Как вы считаете, может власть и политика влиять на Церковь, имеют ли они на это право?

- У Церкви и государства происходит взаимодействие по многим направлениям. Это и духовное, культурное, нравственное и патриотическое образование и воспитание, дела милосердия и благотворительности, развитие совместных социальных программ, охрана, восстановление и развитие исторического и культурного наследия, включая заботу об охране памятников истории и культуры и многое другое. Но во внутренние дела друг друга мы не вмешиваемся.

- Как вы думаете, может ли Церковь быть неким удобным инструментом, чтобы влиять на людей и дисциплинировать их?

- Такие попытки были – сделать из Церкви «инструмент». Еще при Петре Первом хотели сделать из Церкви департамент. Но ничего не получилось. Мы не инструмент, мы получаем свою нравственную силу от Самого Христа. Дело священника – открыть человеку Христа. А если путь открыт, то он уже не от меня учится, а от Христа. Преследовать какие-то политические цели – неправильно, в Церкви такого нет. Это хотела советская власть сделать – превратить Церковь в аппарат влияния на людей. Но ничего не получилось. Здесь другие законы действуют.

- Не так давно у меня был разговор с одним мужчиной, который утверждал, что долго проработал в церковной сфере, достаточно далеко продвинулся по, так сказать, «карьерной лестнице» и понял, что современная Церковь признает только материальные ценности – богатство, высокое положение в обществе и тому подобное, хотя должна порицать честолюбие и стремление к богатству. Согласны ли вы с этим?

- Наверное, это было всегда. В Церкви вы найдете и то, и другое. В Церковь приходят разные люди с разными целями. У некоторых – «карьерная лестница», у некоторых – деньги. В этом мире действует закон «трёх с»: сластолюбие, сребролюбие и славолюбие. И это было всегда. И если человек идёт по одному из этих «с», он приобретает себе в Церкви только всяческие испытания и болячки. Церковь – более глубокая, она открывает душу человека, но она открывает и все его таланты. Значит, он просто не то искал. Люди ищут материального, но сразу начинаются испытания. Конечно, и деньги должны быть, и семьи, но как только ты это во главу угла своей жизни поставил – обязательно будут испытания. Господь тебе все укажет, потому что Глава Церкви у нас – Сам Господь Иисус Христос. И Он обязательно скажет: «Дорогой, куда ты идешь? Чего ты хочешь? Зачем ты сюда пришел?».

- А если взять самого Патриарха Кирилла? Пишут, что у него достаточно много богатств.

- О богатствах патриарха мне ничего не известно. Он человек духовный, монах. Посмотрите на его график служения: любому обычному человеку он не по силам! То же и наш владыка Алексий – посмотрите на его график служения. Действительно, служения, на которое нужно очень много времени и душевных сил.

Откровенно говоря – тут не до богатств.

- Но вы же тоже человек, и у вас тоже есть потребности, и всякие нехорошие вещи на вас влияют. Как у вас получается от всего этого отгородиться?

- Да, у меня есть дети, внуки. И потребности есть. Но есть и служение в храме, есть таинства. Для каждого священника служба в храме все ставит на свои места. Потому что происходит его встреча с Богом.

- Вы постоянно употребляете выражение «встреча с Богом». Что вы под этим подразумеваете?

- Эта встреча происходит на литургии. Священник стоит перед Богом. Многое я не могу вам рассказывать, просто это есть. И каждый священник это знает. Священники стремятся служить литургию, потому что приходит отдохновение, радость душевная. Если у священника нет возможности служить – для него это самое страшное.

- В завершение нашего разговора посоветуйте что-нибудь нашим читателям.

Наша задача, задача всех людей – научиться быть с Богом. К Нему можно прийти всегда, даже в конце жизни. Вера в Бога - это и есть та основа человека, на которой строится смысл его жизни. Если её нет, получается суета и хаос. Фактически, и уклад, и строй, и ритм жизни – всё зависит от Веры человека. Во всех областях нашей жизни должен присутствовать и главенствовать Господь.

Беседовала Надежда Ратуева