В редакцию «Тульских новостей» с зовом о помощи обратилась наша читательница, Марина Ц., жительница посёлка Сергеевский в Ленинском районе Тульской области. Её муж умер 12 августа 2017 года после продолжительного лечения в ГУЗ «Тульская городская клиническая больница скорой медицинской помощи им. Д.Я. Ваныкина». Вдова утверждает – в смерти мужчины виноват непрофессионализм врачей.

- Ваныкинская больница, это то место где чаще всего калечат и убивают людей, – утверждает женщина.

Так, 58-летний Борис Ц. лежал в терапевтическом отделении больницы почти месяц – с 14 июля по 11 августа 2017 года. Диагноз - рак предстательной железы, анемия тяжелой степени тяжести и нефростома обеих почек. В выписном эпикризе написано, что мужчина покидал больницу «в удовлетворительном состоянии». Учитывая заболевания, врачи лишь порекомендовали семье наблюдаться у участкового терапевта, онколога и принимать анальгетики, в том числе наркотические.

По словам женщины, в день выписки её супруг был в тяжелом состоянии. По пути домой он потерял сознание, позже – впал в кому, и к утру следующего дня скончался. Среди дефектов оказания медицинской помощи женщина указывает ошибочно проведенную процедуру гемодиализа.

 

В сентябре 2017 года Марина обратилась с заявлениями о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 109 УК РФ в региональные и федеральные правоохранительные органы – следственный комитет и прокуратуру. Кроме того, по её словам, чтобы «моя беда не была похоронена в архивах», она писала в различные СМИ, в том числе – в «Тульские новости». 13 сентября материал проверки по заявлению поступил в Центральный межрайонный следственный отдел по Туле. Проверку поручили провести следователю по особо важным делам – майору юстиции Леонтьеву В.В.

До июня она звонила следователю, пыталась пробиться на личный прием и выяснить, как идет расследование. А потом случайно узнала – оказывается, 12 октября 2017 года майор вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Без ее ведома.

Женщина не выдержала и 20 июня 2018 года отправила в Генеральную Прокуратуру и Следственный комитет РФ заявление – «Жалобу на бездействие должностных лиц». Текст заявления оказался в распоряжении нашей редакции.

Как следует из документа, в октябре 2017 года она неоднократно звонила Леонтьеву, чтобы узнать, движется ли дело, и когда все-таки нужно прийти для дачи показаний:

- Так как я была с мужем в этой страшной больнице, я много могла рассказать конкретных фактов о действиях медиков, о том, как оказывалась «помощь», - пишет женщина.

Следователь заверил, что пояснил, что запросил медицинскую документацию для назначения экспертизы, и надо просто немного подождать. Через месяц, в ноябре, он заверил вдову, что дело расследуется, а документация еще не пришла.

В следующем месяце Леонтьев рассказал, что уже собрал все медицинские документы и передал материалы в независимую от медработников экспертизу.

- Эта экспертиза дорогая, а когда я спросила, сколько денег я должна оплатить, то Леонтьев В.В. сказал, что я ничего не должна и все оплачивает Комитет. Потом он мне сказал, что на экспертизу нужно еще одну бумажку отвести, и как только он ее отвезет, экспертиза будет готова.

С января по февраль 2018 года следователь по телефону уверял Марину, что дело находится на экспертизе, экспертиза сложная и делать ее будут долго. Женщина настаивала на личном разговоре, но трудолюбивый майор говорил, что он – в командировке, а потом – на больничном. С марта по май женщина пыталась пробиться к начальнику Леонтьева и выяснить, что происходит с делом, почему более полугода идет расследование и еще даже не готова экспертиза.

- Леонтьев В.В. просил меня не беспокоить руководство и еще подождать. А потом вообще перестал мне что-то объяснять. Мои друзья и родственники говорили, что так долго дело расследоваться не может и следователь, скорее всего, врет.

18 июня 2018 года женщина все=-таки смогла попасть в Следственный комитет и настояла на получении официальной бумаги о ходе расследования. И получила – из архива ей принесли злополучный отказ, подписанный следователем Леонтьевым.

- Получается, что с октября 2017 г. по апрель 2018 г. Леонтьев В.В., являясь действующим сотрудником Следственного комитета сообщал мне откровенную ложь. Не было никакой экспертизы. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 12.10.2017 г. написано, что следователь запросил медицинскую документацию, но она не пришла.

Это как так получается, что за 7 (семь!) месяцев больница не передала следователю медицинскую документацию!? Или следователь даже не направлял этот запрос?

Я не удивлюсь теперь, если выяснится, что в материалах проверки нет запроса следователя с отметкой медицинского учреждения о получении этого запроса, или почтовой квитанции, свидетельствующей об отправке регистрируемого почтового отправления.

Зачем этот было сделано? Может, с целью оттянуть назначение экспертизы, чтобы невозможно было провести эксгумацию (при необходимости) или следователем Леонтьевым В.В. двигали иные мотивы?

В Генеральной прокуратуре РФ и Следственном Комитете РФ женщине сообщили, что дело перенаправлено по подчиненности, а в ответах указывалось: письменно сообщить заявителю в установленный срок. Она уверяет – следователь ни разу не сообщал ей о ходе дела письменно, а постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не высылалось.

- На основании изложенного, прошу провести служебную проверку в отношении следователя по особо важным делам Центрального межрайонного следственного отдела по городу Туле следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Тульской области майора юстиции Леонтьева В.В., проверить факты бездействия, неполучения в срок медицинской документации, не ответа заявителю в установленный срок и пр. Кроме того, прошу отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 12.10.2017 г. по материалу 380-0839пр-17 и направить материалы другому следователю и взять это дело на личный контроль.

Я боюсь, что «круговая порука» в Туле между следователями и медиками не позволит объективно расследовать очередную смерть пациента- в ГУЗ «Тульская городская клиническая больница скорой медицинской помощи им. Д.Я. Ваныкина».

Мы рассмотрели постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 12 октября 2017 года. В нем указывается, что следователь по особо важным делам Центрального межрайонного следственного отдела Леонтьев рассмотрел материалы проверки № 380-0839пр-17 и установил следующее.

Материал проверки сообщения о преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 109 УК РФ, по заявлению Марины Ц. о ненадлежащем оказании медицинской помощи её супругу, Борису Ц., поступил в тульский Центральный межрайонный следственный отдел следственного управления СК РФ по Тульской области из прокуратуры Советского района Тулы 13 сентября 2017 года. Согласно свидетельству о смерти № 5492, причины смерти – кровотечение, метастазы в мочевой пузырь и злокачественное новообразование предстательной железы.

Фельдшер выездной бригады скорой медицинской помощи ГУЗ «Тульская городская клиническая больница скорой медицинской помощи им. Д.Я. Ваныкина», к тому моменту 4 года занимавшая должность, 12 августа 2017 года была на суточном дежурстве на центральной подстанции скорой медицинской помощи в составе выездной линейной бригады скорой медицинской помощи № 18. Согласно копии карты вызова, его передали бригаде в 16:15 минут. Повод к вызову - констатация смерти. В квартире, помимо супругов, были сотрудники полиции. Врачи констатировали биологическую смерть.

"Труп находился на кровати со сложенными на груди руками, с подвязанной челюстью. На кистях и предплечьях были выявлены множественные подкожные гематомы, предположительно, постинъекционные. Никаких видимых травм и повреждений, указывающих на насильственный характер наступления смерти осмотром трупа на месте вызова выявлено не было."

Супруга умершего показала врачам выписные эпикризы больного, в том числе – выписной эпикриз из терапевтического отделения, согласно которым еще при жизни у Бориса диагностировали онкологическое заболевание - рак представительной железы, анемию тяжелой степени, прогрессирующую почечную недостаточность. Она рассказала, что по мнению онкологов, его состояние не было критичным, а в стационар его направили для диалеза.

"Конкретнее о том. какие дефекты оказания медицинской помощи были допущены при лечении Цецерского Б.И. в терапевтическом отделении ГУЗ «Тульская городская клиническая больница скорой медицинской помощи им. Д.Я. Ваныкина». супруга последнего не сообщала, она была эмоционально подавлена, возбуждена и постоянно плакала. Оформив записи в карте вызова, она покинула указанную квартиру."

Следовательно, причиной смерти явилось заболевание. Конкретных и объективных данных о наличии в действиях медицинских работников терапевтического отделения ГУЗ «Тульская городская клиническая больница скорой медицинской помощи им. Д.Я. Ваныкина» дефектов оказания медицинской помощи, повлиявший на ухудшение состояния здоровья и смерть, в материалах проверки не имеется. Для установления указанных обстоятельств в ходе проведения проверки истребована медицинская документация в отношении пациента в связи с оказанием последнему медицинской помощи и назначена судебно-медицинская экспертиза качества оказания медицинской помощи, которая к настоящему времени не проведена.

При указанных результатах проверки качества оказанной медицинской помощи, по факту смерти, отсутствует событие преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ.

Поскольку в настоящее время следствие не располагает результатами проведения указанной судебной экспертизы, не имеется сведений о том, допущены ли медицинскими работниками с учетом доводов заявителя дефекты оказания медицинской помощи, повлекли ли данные дефекты ухудшение состояния ею здоровья и связаны ли они с наступлением его смерти.

 

Таким образом, в возбуждении уголовного дела было отказано – из-за того, что экспертиза не была проведена. Почему она не была проведена и почему следователь утверждал обратное – в постановлении не значится. Зато на сайте следственного управления отчитались – по факту публикации «Тульских новостей» о пациенте, который скончался сразу после выписки, следственные органы организовали доследственную проверку, выясняют все обстоятельства произошедшего, а по результатам проверки примут процессуальное решение.

И этот криминальный случай с Ваныкинской больницей – далеко не первый.

Так, 26 июля 2017 года в Центральный межрайонный следственный отдел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Тульской области из Росздравнадзора поступили материалы проверки смерти 62-летнего пациента ГУЗ «Тульская областная клиническая больница». Как сообщает пресс-служба регионального СУ СК РФ, По результатам проведенной доследственной проверки 7 августа 2017 года было возбуждено уголовное дело по факту оказания смертельных услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья.

По версии следствия, 16 июня 2016 года в 12:37 пациента доставили из поликлиники ГУЗ «Городская больница № 13 г. Тулы» бригадой скорой помощи в ГУЗ «Тульская городская клиническая больница СМП им. Д.Я. Ваныкина» - с острым нарушением мозгового кровообращения и церебральной комой. Пациента осмотрел врач-невролог, провел РКТ головного мозга, после чего в 13:37 отправил в ГУЗ «Тульская областная клиническая больница», где 24 июня 2016 года мужчина скончался от внутримозгового кровоизлияния в лобно-теменно-височной области и атеросклероза артерий головного мозга (стеноз 65%).

«У больного на фоне артериальной гипертонии с преимущественным поражением сердца 16.06.2016 года развилось обширное внутримозговое кровоизлияние в правой гемисфере головного мозга, несмотря на проведенное лечение больной скончался при явлениях отека головного мозга.»

По результатам внеплановой проверки территориального органа Росздравнадзора выявлены нарушения в действиях работников выездной бригады скорой помощи. Время оказания услуг превысило 20 минут, что является не допустимым для вызова в экстренной форме. Также медицинских работников ГУЗ «Тульская городская клиническая больница СМП им. Д.Я. Ваныкина» ненадлежащим образом оповестили о выполнении ряда необходимых медицинских исследований и соответствующем направлении больного в блок реанимации и интенсивной терапии неврологического отделения.

2 июля 2011 года туляк подал в суд на Ваныкинскую больницу – врачи перепутали ушиб и вывих. В сентябре 2009 года ему поставили неправильный диагноз, который повлек «материальные и моральные страдания». В качестве возмещения ущерба недовольный пациент потребовал более 200 тысяч рублей.

В январе 2015 года тулячка попала в больницу со сломанной рукой, а вышла – с гепатитом. Ей сделали две операции: по установке спиц и их удалению. Перед проведением обеих операций девушка сдала необходимый комплекс анализов. Анализ, сделанный перед второй операцией, показал повышенные в несколько раз печеночные ферменты. На дальнейшем обследовании в центре переливания крови у нее нашли начальную стадию гепатита. Она обратилась в министерство здравоохранения и  прокуратуру, на что получила ответ: на момент госпитализации девушки в отделении находился пациент с гепатитом С, и не исключено, что между ней и этим пациентом мог быть контакт во время забора крови.

14 марта 2017 года прокуратура Советского района Тулы проверила жалобу туляка на действия медицинских работников Ваныкинской больницы. Тогда медсестра по ошибке признала мертвой не ту пациентку. Дело в том, что в больнице лечилась больная с похожей фамилией. Между тем к мужу «мертвой» пациентки уже заявились сотрудники бюро ритуальных услуг – после того, как старшая медсестра приемного отделения отправила им смс с ошибочными персональными данными. Прокурор Советского района Тулы внес представление об устранении нарушений в адрес главного врача ГУЗ «Тульская городская клиническая больница скорой медицинской помощи им. Д.Я. Ваныкина». Медсестру уволили.

А совсем недавно, 24 апреля 2018 года, сотрудники прокуратуры Советского района Тулы проверили пожарную безопасность в больнице и нашли несколько серьезных нарушений, среди которых – отсутствие перегородок между помещениями различных классов пожарной опасности, ограждений с перилами на лестницах, запоры на дверях эвакуационных выходов в детском, хирургическом и отоларингологическом корпусах, эксплуатация светильников со снятыми рукавами, отсутствие огнестойкого материала на кабельных линиях систем противопожарной защиты. По итогам проверки на ответственного за состояние пожарной безопасности в ГУЗ «Тульская городская клиническая больница скорой медицинской помощи им. Д. Я. Ваныкина» возбудили административное дело, а в адрес главного врача внесли представление об устранении нарушений.

Многие туляки не лестно отзываются о «Тульской городской клинической больнице скорой медицинской помощи им. Д. Я. Ваныкина». Перечисленные случаи лишь подтверждают опасения людей и уж точно не повышают рейтинг российского здравоохранения. Остается извечный вопрос: кто виноват и что делать?

Что насчет некомпетентности правоохранительных органов – в подобной ситуации постановление об отказе в возбуждении уголовного дела можно обжаловать в суде согласно 125 статье уголовно-процессуального кодекса РФ. Если суд сочтет вынесение постановления незаконным, наказание за халатность по статье 293 уголовного кодекса РФ следующее:

  • если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан — наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.
  • причинение особо крупного ущерба наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.
  • зпричинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека по неосторожности наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.