Как сообщил нам защитник председателя совета директоров банка Первый Экспресс Сергея Худякова адвокат Виктор Маевский, суд, где продолжается процесс по делу, закончил допрашивать свидетелей обвинения.

- Несмотря на то, что суть предъявленного Худякову обвинения состоит в выдаче якобы заведомо невозвратных кредитов, и в судебном заседании были допрошены порядка ста сорока свидетелей, ни один, подчеркну, ни один из них не подтвердил, что мой подзащитный принял участие в  принятии решений овыдачи хотя бы одного кредита или в самой процедуре его  выдачи. Более того, моего подзащитного обвиняют в руководстве преступным сообществом из четырех человек, но ни один из допрошенных свидетелей не показал, что подсудимые вообще хоть раз в жизни собирались вместе, а Худяков дал хотя бы одно указание другим подсудимым по делу – Томенчуку, Федичеву или Воробьевой. Больше того, имеются десятки документально подтвержденных случаев, что в дни, когда согласно обвинению подсудимые  с участием Худякова собирались вместе для принятия решения о выдаче кредитов, он находился в дальнем зарубежье. Такое ощущение, что следователь произвольно выбрал этих четырех человек, чтобы кого-то наказать за банкротство банка.

Между тем, обвинение Худякова в хищении состоит буквально в нескольких повторяющихся действиях – что он якобы участвовал в принятии решений о выдаче всех кредитов и давал распоряжения различным сотрудникам банка готовить кредитные договоры. Кроме того, согласно обвинению, он давал кому-то (в обвинении не указано, кому именно) указания производить платежи из кредитных средств и якобы убедил членов совета директоров одобрить тринадцать уже выданных кредитов. Вот, собственно, и все обвинение в хищении.

Однако, как выяснилось в суде, единственным органом в банке Первый Экспресс, который был уполномочен принимать решения о выдаче кредитов, был кредитный комитет, в состав которого Худяков не входил, и, по словам всех допрошенных членов этого комитета, ни разу не участвовал в принятии решений о выдаче кредитов. Никто из сотрудников банка не подтвердил получение ни одного указания от Худякова, и уж тем более указания на подготовку кредитных договоров. Точно также ни один свидетель не заявил о получении от Худякова указания на совершение хотя бы одного конкретного платежа. А, что касается мнимого убеждения членов совета директоров одобрить несколько уже выданных кредитов, то все члены совета также были допрошены в суде, и показали, что Худяков никого из них ни в чем не убеждал. Что, собственно говоря, и неудивительно, так как и на стадии предварительного следствия ни один из  допрошенных свидетелей не подтверждал причастность Худякова  к предоставлению кредитов. И это закономерно, поскольку в соответствии с Уставом банка председатель совета директоров не имел полномочий по участию в текущей деятельности банка и выдаче кредитов.

По обвинению в легализации все еще интереснее. В основе обвинения в легализации денежных средств всегда лежат конкретные нарушения Федерального закона « О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма». Однако, по нашему обвинению  в легализации этот закон вообще не упоминается. Видимо  требования данного закона следователю были неинтересны.  А когда мы исследовали в суде заключение эксперта экспертно-криминалистического центра УМВД, то выяснилось, что выводы эксперта по суммам перечисленных денежных средств не совпадают с теми, что указаны в обвинении Худякова в легализации, на десятки миллионов рублей. Есть и множество других несоответствий. К примеру, там, где следователь указал в обвинении трех получателей денежных средств, эксперт указал пятьдесят два, некоторые получатели средств у эксперта вообще отсутствуют и так далее. А учитывая то, что все допрошенные свидетели, в том числе, сотрудники Банка России и представители временной администрации банка, заявили о том, что в ходе проверки банка они никаких признаков легализации не обнаружили, мы совсем перестали понимать, из чего  следователь решил, что вообще имела место некая легализация.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом, после стороны обвинения свои доказательства представляет сторона защиты. Но, поскольку содержание тысяч оглашенных документов лишь подтверждают непричастность Худякова к действиям указанным в его обвинении и практически все свидетели обвинения выступили в роли свидетелей защиты, нам, видимо,придется  представить суду систематизированный перечень доказательств, опровергающий его обвинение, обращая внимание суда на  обстоятельства, подтверждающие его невиновность.

Наши корреспонденты продолжают следить за судебным процессом.