Этот район давно и прочно получил репутацию проблемного для областных властей. И ничего удивительного: шахты закрылись, вчерашние горняки – кто уехал на вахтовую работу, кто ездит каждый день в Тулу и Новомосковск, кто уехал, кто спился и умер. Как и по всей области «оптимизируется» система образования, здравоохранения и культуры, укрупняются бывшие сельсоветы, а ныне муниципальные образования.

Замещающих производств – раз-два и обчёлся, в агропроме теплятся буквально единицы хозяйств типа ЗАО «Заря» и ОАО «Рассвет», люди вынуждены просто выживать. Лихорадит и районную власть: главы администраций меняются с завидной регулярностью, ныне там руководит уроженец Дрездена и бывший первый замглавы из Венёвского района Игорь Цховребов.

Впрочем, потягаться за звание «самого проблемного» с Киреевским районом мог бы Богородицкий. Там тоже любят помитинговать – то против закрытия завода, то против перевалки каких-то вредных сыпучих на ж/д станции, то против товарковского главы, то против районного. Что же до района Киреевского, то самыми неспокойными поселениями там давно и прочно стали Приупское и Бородинское.

В первом мятежный глава всё воевал и с районным начальством, и с областным. Собрание депутатов там то избирали, то распускали, пока не добились лояльного состава, который, наконец, выбрал из своих рядов «правильного» руководителя муниципалитета.

В Бородинском, напротив, главы традиционно были «правильными», да вот с народом им не повезло: то кипеж против закрытия школы в посёлке поднимут, то им, видите ли, контейнерную площадку подальше от братской могилы убрать надо, то они против объединения с соседями из Больших Калмык выступят, то им управляющая компания-монополист не нравится, то на святое в лице главы поселения замахнутся.

Проблемы здесь во многом типичны для района: работы почти нет, народ каждое утро уезжает в Тулу и Новомосковск, есть проблемы с социальной инфраструктурой, правда, с дорогами получше стало, но не везде. К слову, муниципальное образование Бородинское – это не только сам шеститысячный посёлок, но и 45 (!) других населённых пунктов, в котором живёт ещё почти столько же людей. Местные активисты пытались было взяться доказать, что таким образом нарушается принцип пешей доступности местной администрации при создании сельских поселений. Но «в области» улыбчивые чиновницы им по секрету сообщили, что методики определения этой самой «доступности» не существует: мол, как считать, никто не знает – напрямки или по дорогам, а какие дороги учитывать – только с твёрдым покрытием или лесные тропки тоже сойдут? В общем, доступности всё меньше, как и муниципальных образований, но жить как-то надо.

Как ни парадоксально, жизнь в Бородинском не то, чтобы прямо кипит, но и «еле теплится» тоже не скажешь. Местные жители и вправду любят свой посёлок, многие принципиально не собираются уезжать, наоборот, хотят, чтобы Бородинский развивался, благоустраивался, хорошел. Есть здесь и многодетные семьи, и вообще, достаточно активно ядро общественников. Причём, они могут не только возмутителями спокойствия выступать, но и праздник практически своими силами на поселковой площади организовать, например, Новый Год или масленицу.

Три года назад эти активисты смогли получить на муниципальных выборах 30% мест в местном Собрании депутатов. Негусто, конечно, никаких руководящих постов не досталось, но… Триединая глава (муниципального образования, местной администрации и Собрания депутатов) бородинцам перешла «по наследству» из Больших Калмык. Представительница «Единой России» Александра Шенберг там рулила давно, какие-то жалобы на её работу были, но на кого из сельских глав не жалуются в наше время? Бюджеты у них нищенские, полномочий тоже почти никаких, при этом до местной администрации дотянуться проще, чем до районной или областной, так что и все шишки им.

В укрупнённом муниципальном образовании Бородинское, куда влилось и бывшее Большекалмыкское поселение, Шенберг удалось сохранить свой пост, вот только спокойная жизнь для неё закончилась. Перестали проходить «на автомате» бюджеты и поправки в Устав, настырные оппозиционеры всё чаще и настойчивее требуют отчёта за каждую казённую копейку с обоснованием эффективности трат.

Любое упущение или просчёт в её деятельности тут же предаётся огласке через соцсети и СМИ, а в прокуратуре района (да и области), наверное, скоро нужно будет сажать отдельного сотрудника на жалобы от депутатов и активистов из Бородинского. Вопиющий случай произошёл прошлой зимой: из-за неочищенных местных дорог скорая не смогла вовремя отвезти в больницу жителя деревни Хомяковка, который в результате скончался. Глава Александра Шенберг, по словам активистов, отделалась штрафом в 30 тысяч целковых. Видимо, именно столько сегодня стоит человеческая жизнь на подведомственной ей территории.

А противостояние с управляющей компанией ООО «ВоСток-Сервис» вообще приобрело криминальный оттенок. То её директор, и по совместительству поселковый депутат-единоросс обещает обнародовать компрометирующее фото коллеги-оппонентки по Собранию, а на поверку это оказывается почти целомудренное изображение девушки в купальнике на снегу. То у этой депутатки ни с того ни с сего машина выгорает дотла. Совпадение, конечно, бывает… А совпало это всё с намерением отвергнуть публичный договор о присоединении с «ВоСтоком» на водоснабжение и водоотведение.

Этой теме, кстати, и был посвящён субботний митинг, и «прицепом» – вопрос об отставке 62-летней Александры Шенберг с поста главы муниципального образования – не то за действия, не то за бездействие, в частности, за отсутствие уличного освещения в посёлке. Вернее, оно, конечно, есть, но почему-то не включается по вечерам вот уже несколько месяцев. По этому поводу, как признавались организаторы, встревожились не только в районе, но и в области. Возмутителей спокойствия якобы два часа уговаривали в кабинете главы администрации района отказаться от его проведения не только сам глава, но и два члена регионального правительства. И этот отказ они, по словам одного из организаторов, готовы были разменять на… должность главы муниципального образования! Мол, митинга не будет, а через две недели меняем главу. Встречное предложение поменять главу, потом отменить митинг поддержки не нашло.

Чиновники, предпочитающие бороться не с причинами, а со следствием, собрали накануне митинга встречу с населением в поселковом ДК, на котором Шенберг красиво отчиталась о проделанной работе. Правда, в ответ, по словам, местных активистов, получила тарелку лапши, а митинг на следующий день всё равно состоялся.

Информация о количестве его участников разнится. Мы писали про 100 человек. Организаторы заявляют, что было в 4 раза больше. Там же был организован сбор подписей за отставку главы поселения. Последнее слово в этом вопросе должно сказать Собрание депутатов, которое её и выбирало. «Единая Россия» имеет 6 мест, оппозиция 3, один мандат вакантен. Посему судьба Александры Шенберг как руководителя муниципалитета всецело руках – её собственных и товарищей по партии. С учётом мнения района и области, конечно. А вот они-то, похоже, спешить с её заменой не собираются – не на кого менять. В самом деле, не отдавать же этот пост оппозиционерам!

Но возможен и другой сценарий: ещё три депутата слагают полномочия, после чего придётся объявлять досрочные выборы. Вот только на Руси говорят, что хрен редьки не слаще. А неумолимый математический закон гласит: от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Волшебная палочка у главы поселения, вне зависимости от его/её возраста, цвета партбилета, наличия/отсутствия высших образований и управленческого опыта, всё равно не появится, как не добавится ни денег в бюджете, ни полномочий у главы местной администрации и Собрания депутатов…