В начале августа 2016 года министр промышленности и ТЭК Тульской области Дмитрий Ломовцев сообщил: в Минпромторге РФ рассматривается и близка к одобрению идея туляков о выделении из федеральной казны полутора миллиардов рублей на восстановление завода «Штамп». Причем, в его первоначальном – оборонно-промышленном облике. 


Кто-то, услышав новость, скажет: и что? Молодцы промышленники, инженеры, рабочие и даже чиновники, коль смогут вернуть к жизни еще один оружейный завод Тулы! Конечно, молодцы. Но тут имеется несколько прелюбопытных моментов. От исторических и экономических – до почти мистических.


Рождённый для славных дел


С совпадений и начнем.


Ровно 73 года назад, в августе (!) 1943 года, коллективу предприятия было торжественно объявлено, что восстановление Тульского машиностроительного завода №17 (так он назывался) после возвращения из эвакуации закончено. Об этом был издан приказ директора, в котором к прежнему словосочетанию в названии предприятия прибавилось еще одно слово - «Штамп». Тем самым, то ли брат-«близнец», то ли «дитя» Тульского патронного завода объявил о своем сугубо личном имени. Значит, одно возрождение уже было? 


Теперь – о словосочетаниях «первый» и «единственный».


«Штамп» - обзываясь в момент рождения, 136 лет назад, Тульским патронным заводом – стал первым в России частным оружейным предприятием. 17 мая 1880 года Императором Александром II было выдано разрешение купцу первой гильдии, отставному офицеру Фёдору Григорьевичу фон Гилленшмидту на строительство в Туле патронного завода.


В 1882 году завод приступил к выполнению контракта Главного артиллерийского управления на изготовление 210 млн патронов к винтовкам Бердана. Позже было освоено производство патронов для многих других типов ружей, винтовок, револьверов, охотничьих гильз, а с 1904 года - и пушечных гильз…


В годы Гражданской войны «Штамп» был единственным оборонным заводом Тулы, который не останавливал свою работу.


В 1920 году коллектив завода по собственной инициативе начал восстанавливать паровозы, которые повсюду стояли разрушенными. Это был первый подобный случай в стране. В Туле было начато экономическому восстановлению России.


А в 50-е годы ХХ века завод был единственным предприятием в СССР, где выпускали большие – двухведерные – электрические «буфетные» самовары. Они тогда украсили почти все столовые, кафе, буфеты, школы и клубы страны.


В 1963 году завод первым в мире смог освоить выпуск сверхдлинных металлических «цельнотянутых» методом холодной штамповки гильз из единого «блина»  металла. Делали их для снарядов реактивной системы залпового огня «Град». В других странах их производили из двух «скручивающихся» частей, и были они по своим свойствам хуже тульских.


В 70-е и 80-е годы предприятие было единственным в мире, которое выпускало более одного миллиона электрических самоваров в год.


В 1986 году завод первым в СССР освоил выпуск пластиковых артиллерийских гильз для системы «Мста».


Наконец, «Штамп» был единственным в области, кто выпускал такие полузабытые ныне товары народного потребления, как примусы, металлические кофейники и чайники, чугунные газовые плиты и водогрейные колонки, ручные и «полуавтоматические» стиральные машины…


Первые попытки «отучить» туляков от оружия


За время жизни «Штампа» его пытались «перепрофилировать» на выпуск гражданской продукции пять раз. Из лучших побуждений получали не лучшие результаты. 


Первый раз поменять «формат» пытались вскоре после рождения Тульского патронного завода. На грани веков власти в России устроили капанию акционирования промышленности.  В Туле пострадали ТОЗ и патронный.


В 1901 году оружейный продали в собственность группе акционеров. Те, получив контрольный пакет акций, довольно скоро плюнули на госзаказ по производству винтовок Мосина, пулеметов МАксим, револьверов Наган. И начали дербанить завод, вплоть до продажи станков на металлолом (ничего, господа современники, не напоминает?). Когда чиновники спохватились, наступил 1904 год. Россия с треском проиграла войну Японии, заполучив революцию 1905 года.


Одна из причин проигрыша – нехватка вооружений и боеприпасов!


Оказывается, в 1898году, посчитав, что частный ТПЗ произвел достаточно патронов («забыв», что армия переходила в этот момент на новые винтовки и пулеметы с новыми же патронами), власти решили, что боеприпасы будут производить два государственных патронных завода. Слабеньких, но – «своих».


И втрое, без предупреждения, срезали госзаказ Тульскому патронному заводу. Там ахнули, кинулись что-то доказывать, но все было напрасно.


За неполный год коллектив уменьшился вдвое, полторы тысячи уникальных мастеров оказались на улице. Многие из них, чтобы не терять квалификацию, уехали жить и работать в Питер и на Урал. Власти снова продемонстрировали, что дурак-чиновник – опаснее любого врага…


ТПЗ, чтобы не загнуться, стал осваивать гражданскую продукцию. Первая «конверсия» подарила России и миру изумительные по красоте чайные и кофейные сервизы, наборы тарелок и ложек-ножей-вилок из серебра, мельхиора и медных сплавов. Все-таки туляки – рукастые ребята.


Но потом у завода была полоса неудач. Война и революция не располагали к бизнесу, предприятие остановилось. Тем не менее, пришли новые инвесторы, погасили долги и запустили производство. Власти тут же дали максимальный госзаказ и льготы. Больше подобных «шуток» с оборонной отраслью в царской России не позволяли.


Как мы ковали продукцию «двойного» назначения


Рабочая Тула, как известно, Октябрьскую революцию 1917 года не приняла. В местных Советах большевиков потеснили эсеры, «трудовики», меньшевики. Только к весне 1918 года, применив аресты и силу, коммунисты расставили своих людей. И тут - Гражданская война.


Руководство белых частей, двинувшись в 1919 году на Москву, рассчитывали на поддержку туляков. Напрасно. Оружейники оказались, в большинстве своем, социалистами. Ну, не совсем большевиками, однако сторонников царизма или анархии они не любили еще больше. Пулеметы с винтовками и патроны достались Красной Армии.


В 1918 году ТПЗ национализировали. Через год к нему присоединили почти все крупные самоварные фабрики Тулы. Так на патронном заводе стартовала вторая компания по освоению гражданской продукции. Благо тульские самовары к тому времени знала не только Россия, но и весь мир…


Маленькое отступление на тему мастеров самоварного дела. Изумительные люди, художники. Как и оружейники, украшали продукцию удивительными узорами. Но характер имели «корявый», привычки - вредные.


Еще в 90-е годы ХХ века в заводском музее «Штампа» хранились производственные книги самоварных фабрик дореволюционного периода. Вот примерные записи из одной такой книги, начала ХХ века.


«Ходили домой к мастеру Лисицыну на предмет дать ему заказ на новый корпус самовара для выставки. Мастер Лисицын пьет горькую, разговаривать с ним невозможно». Еще через несколько дней – «Ходили к мастеру Лисицыну. Пьет». Наконец, через неделю – «Приходил мастер Лисицын, извинялся. Вид имел страшный, но уверял, что готов к работе. Получил листы металла, аванс в сумме три рубля».


Запись через три дня – «Были дома у мастера Лисицына. Пьет горькую, разговаривать с ним невозможно. Где металл – никто не знает». Через неделю – то же самое. Наконец, когда до срока исполнения заказа осталось две недели, запись: «Мастер Лисицын заперся в домашней мастерской, никого не пускает, работает». За два до исполнения: «Приходил мастер Лисицын, принес работу. Просто чудо! Хоть в Париж вези, хоть императору дари! Талант! Получил благодарность и расчет в 12 рублей».


Запись на следующий день – «Мастер Лисицы пьет. Выгнал из дома семью. Разговаривать с ним невозможно»…


Потом были паровозы, ударный труд. И первая награда коллективу патронного завода – Орден Трудового Красного Знамени в апреле 1921 года.


Политика освоения гражданской продукции продолжалась. В 20-30-е годы производили примусы, кофейники, чайники, самовары, плуги. Но военные образцы выпускали тоже. 


В 1937 году завод разделили на две части.  В одной, названной «заводом № 38» оставили выпуск патронов и гильз. Позже он стал называться заводом имени Кирова, а с 1993 года – ОАО «Тульский патронный завод».


Вторая часть предприятия - «машиностроительный завод №17» - с 1942 года получил добавку из слова «Штамп», а с 1962 года – «имени В.Л. Ванникова»…


В 1941 году его эвакуировали. Но на ставшемся оборудовании народ – старики, женщины, подростки – ремонтировали пушки и автомобили, делали минометы, снаряды. И тут же, через 500 метров – применяли их против фашистов. Сложный у туляков характер: не любят они чужаков, прущих в их дом без спроса….


Было еще два периода «конверсии». Сразу после войны, когда восстановили производство чайников и прочей нужной в хозяйстве посуды. И в 60-е, когда добавили газовые плиты, водогрейные колонки и многое другое.


Но самой страшной – почти смертельной - оказалась пятая «конверсия» образца конца 80-х годов прошлого века. Потому что прежде гражданскую продукцию осваивали не «вместо», а «вместе» с оружием. А тут  госзаказ по вооружениям убрали, заставив выпускать только «мирные» изделия. Мол, Запад разоружается (разве?), давайте и мы – туда же. Еще раз доказали, как опасен чиновник, действующий по принципу «одобрям-с»…


Дорога в никуда


Первые потуги финансово «разоружить» оружейников грянули в 1987-м. Борьба с пьянством. Разрядка, перестройка, демократизация. Мы – часть мировой цивилизации. Зачем нам столько оружия, когда в мире правит принцип мирного существования?


И вот – воссоединилась Германия, восточная часть которой тут же вошла в НАТО. Откололись бывшие союзники по Варшавскому Договору, сделавшись врагами. Стали разбегаться республики СССР, грянули конфликты в Карабахе, Молдове, Южной Осетии, Фергане. «Ушли», громко треснув дверью, прибалты. 


Полное бессилие центральной власти. В экономике – признаки грядущей бури. В мире втрое подешевела нефть, в стране нет валюты. У нас - массовый дефицит. Очереди, талоны на хлеб, масло, водку. И тут же – кооперативы, снятие бюджетной поддержки с важнейших отраслей экономики.


В оборонке объявлена политика конверсии. Забудь ракеты, выпускай лопаты и кастрюли! Завод «Штамп», поверив, что государства даст «пионерам» перехода на гражданскую стезю дотации (а их гарантируют!), одним из первых в области идет по этому пути. Массово производят самовары, плиты, осваивают огнетушители, люстры, стиральные машины.


Тем временем закрывают цеха, где выпускали корпуса для ракет «Града» - недавно главный продукт завода. Нет, цеха не ликвидируют. Их переводят в состояние временной «консервации». Когда нужно – снова запустим!


Пардон, а на какие шиши их отапливать, вести ремонтные работы, охранять? Мы дадим на это деньги – говорят из Москвы. Потом. А пока вы тратьте свои средства, вам их компенсируют.


В стране – инфляция, суммы обесцениваются со скоростью в два раза за месяц. Никто ничего не компенсирует. Более того – снимают с поддержки социальные объекты заводов. Это теперь – ваша головная боль, заводчане! 


Туляки каким-то чудом заманивают к себе Президента России Бориса Ельцина. В 1993 году он приезжает в город оружейников. Произносит кучу ободряющих слов и похвал, обещает золотые горы. Приезжает на «Штамп», называет его лучшим предприятием оборонной отрасли России. Сулит миллиардные дотации…


На проходных завода до сих пор висит мемориальная плита. На ней надпись – здесь … тогда-то … побывал … Борис Николаевич … Руководства завода через несколько месяцев, ценой тяжелейших усилий, смогли попасть на прием к нему. И там их – говоря по-честному – «посылают». Денег нет. Крутитесь сами.


Вместо финансов заводу – первому в стране! - присваивают статус федерального казенного предприятия. Гордитесь!


В 1995 году мастера «Штампа» делают удивительный по красоте Меч Победы. И в канун 50-летия Победы в Великой Отечественной войне дарят его Тульскому музею оружия. По сути, это была «точка» в славной биографии «завода № 17»…


Дальше – скучно. Из года в год идет процесс угасания, омертвления. Он идет везде, но «Штамп» стал на этот путь первым. Разрушается стадион, закрывается лагерь отдыха. Сохраняется заводская поликлиника, но расформировывается санаторий. Его здания, простоявшие пустыми 20 лет, сейчас городские власти собираются переоборудовать под спортивную гостиницу. И во что это обойдется?


Завод то и дело отключают от света, воды и газа. Растут долги по зарплате. Люди голодают – ведь здесь трудятся целыми семьями. Меняют директоров. Суды, прокурорские проверки. Разрушаются цеха и очистные сооружения. Наружный забор секретного предприятия – в дырах. По его территории ходят бомжи, собирая остатки металла. Лунный пейзаж разваливающихся зданий без крыш. Это – вашу мать! – те самые «законсервированные» мощности…


Руководители и рабочие завода кричат «наверх», в Москву – что ж вы творите? Несколько раз полыхнули забастовки. А в ответ – тишина или откровенное вранье.


К 2009 году завод теряет способность к возрождению. Коллектив из 16 тысяч человек скукоживается до 1 200 сотрудников. Выпускают – в мизерных масштабах – самовары, рельсовые стыки и переводы, оборонную деталь для соединения патронных и снарядных лент, всякую другую мелочь.


Все чаще говорят, что «Штамп» повторит судьбу исчезнувшего «Арсенала», на территории которого около трехсот лет назад были первые склады ТОЗа…


Возможно ли возвращение из ниоткуда?


Предприятие много раз пытались банкротить, чтобы растащить металл на продажу. Но тут – фиг! Чуть ли не единственный раз в истории Тулы бюрократия сыграла роль спасителя. Действует старое постановление Правительства РФ, согласно которому в состав 1 400 стратегических предприятий России сходит первый казенный завод «Штамп». Банкротить его можно только по «персональному» постановлению Кабинета министров за подписью исключительно главы Правительства! Нашим Премьер-министрам такая слава не нужна. Ты – «убийца» знаменитого завода?..


Часть территории завода выкупил ОАО НПО «Сплав». Формально «Штамп» - в том же холдинге, что и НИИ, главный «держатель» мировых изобретений в сфере РСЗО (ракетных систем залпового оружия). Хотя снаряды для него больше не производит. Их давно «выпекают» на Урале, на «Мотовилихе».


…Итак, полтора миллиарда рублей. Это – плюсом к тем 20-ти миллиардам, которые дали тульским оборонщикам для возрождения и строительства 10-ти новых оружейных производств. Большинство из них – уже готовы. Мы не говорим адреса и образцы продукции. Пусть шпионы всех мастей мучаются. Но за четыре года – удвоение объемов.


Возможно ли возрождение «Штампа»? Теоретически, да. Хотя в остальных случаях эту работу вели действующие, успешные и мощные предприятия, а тут – всего лишь слабый завод. Но помогут «Сплав», «Базальт» (еще один коллега по холдингу). То есть построить новые цеха, оснастить их современным оборудованиям, дать конструктивно и технологически готовые к производству «изделия» - можно. И даже уложиться в обозначенную сумму.


Вопрос - в другом. А люди, откуда придут? Прежнего коллектива с его традициями и знаниями нет. Нужно тоже создавать. Из кого? 30 тысяч работников оборонной отрасли плотно «разобраны» по 25-ти предприятиям и КБ. Проблема в том, что сегодня тут нужны только специалисты высшей квалификации: станочники для оборудования с компьютерным управлением, программисты, конструкторы и технологи максимального класса знаний и опыта. 


Кто видел, из чего состоят системы «Панцирь-С1» (лучшая в мире автоматическая ракетно-артиллерийская зенитная установка малого радиуса действия) и «Торнадо» (РСЗО нового поколения, нет аналогов в мире), тот поймет, о чем речь. Кадры нужно искать. Но их разобрали другие предприятия. Значит, готовить в школах, техникумах и в ТулГУ. А на это нужно лет 6-8…


И все-таки хочется верить, что «Штамп» возродится. Один из великих оружейных заводов Тулы.