15 января СУ СК РФ по Тульской области отметил пятую годовщину образования Следственного комитета в качестве самостоятельного ведомства. Накануне праздника ИА «Тульские новости» заглянуло «в гости» к человеку, который посвятил следствию большую часть своей жизни - следователю-криминалисту Виктору Фомину.

Виктор Михайлович работает по тяжким преступлениям и на его счету выезды на все резонансные происшествия, начиная с 90-х годов прошлого века. Поэтому, разговаривать решили «просто» о работе: 

- Следователям и криминалистам часто приходится соприкасаться с тем, что приведет в ужас обычного человека. Чем может привлекать такая работа?

- Могу ответить только за себя. На юрфаке у нас был предмет криминалистика и мне нравилось, как о нем рассказывал преподаватель. Cчитаю, что отдел криминалистики, в котором я работаю - самый интересный, самый «боевой»: у нас прямая связь со следователями и выезды на места происшествий. Выезжаем, практически, на все резонансные преступления, которые с профессиональной точки зрения более интересны. Хотя, часто приходится выезжать и на «обычные» бытовые убийства.

Фото с места убийства на Орловском шоссе в Туле

- Сколько в общей сложности в профессии?

- Если считать работу следователем, то 26 лет -с 90-го года.

- То есть, застали самый «ад», так сказать?

- Да, 90-е годы были все мои выезды (в Туле, - прим. авт.) на «разборки».

- Что было самое интересное и запомнилось за время работы? То, что «всегда с вами»?

- Могу привести несколько примеров. Например - известные октябрьские события 1993 года. Работал в Москве 8 месяцев, допрашивал депутатов Госдумы, бывших депутатов Верховного Совета. То есть, лиц, с которыми в иной обстановке, наверное, никогда бы не встретился и не пообщался...

90-е годы, конечно же, запомнились. Например, в Омске выезжал на «разборку» между криминальными группировками с четырьмя трупами и 24 ранеными. Если по Туле - происшествие в бывшем Доме Офицеров, когда в 1997 году расстреляли четырех человек - милиционера и трех сотрудников офиса и похитили 115 млн. рублей.

Работа на месте происшествия

- Если вернуться к событиям 1993 года в Москве у Белого дома. Сейчас по-разному описывают произошедшее...

- Иногда говорят правду, иногда приукрашивают. Например, до сих пор идут споры по количеству погибших. Ну и неоднозначная оценка действий правоохранительных органов - разное видение их действий было.

Например, когда я туда ехал в составе следственной группы, считал, что неправа одна сторона, а когда пообщался с этими людьми, то мое мнение  изменилось. После этого я, да и вся наша группа,стали сочувствовать тем, кто сидел в Лефортово.

- Не могу не спросить про Ивана Иванченко. Несмотря на то, что он уже отбывает пожизненное лишение свободы, периодически возникают предположения, что, якобы, посадили невиновного. Что вы думаете об этом как человек, который принимал непосредственное участие в расследовании?

- Могу сказать, что 100% именно он совершил это преступление. Если мы отметем все доказательства, которых у нас собрано столько, сколько не было ни по одному делу,оставим только то, что преступник замыл все полы, но оставил кровяной след пятки и трассология дала, что, по папиллярному узору это 100% след ноги Ивана Иванченко. Если он изначально утверждал, что не был в этой квартире, то откуда там его след? Во-вторых - след был не совсем простым - в нем смешалась кровь нескольких жертв. Получается, что в квартире след ноги, в котором кровь убитых. Это было самое веское доказательство.

- Действительно...

- Кроме того, он заявлял, что в этот день он находился в Москве. Мы взяли информацию по сотовой связи - Иванченко был в Туле. Кроме того, при проверке показаний на месте он самостоятельно показывал места, где выбрасывал вещи. Сами мы их никогда бы не нашли. Те вещи, которые он выбросил в Зареченском районе - и под ЖД путями в Пролетарском районе - без него мы их не нашли бы. Как с этим быть?

И когда сдавал в ломбард телевизор и видеокамеру - он же это по паспорту сделал и оставил свою подпись в документах. Никаких сомнений нет в том, что это совершил именно он. К тому же, его было невозможно остановить, когда он начинал рассказывать про совершенное.

Проверка показаний Ивана Иванченко. Подозреваемый (на момент съемки) показывает, где спрятал вещи из квартиры Марии Шкарупы

- Лично меня смутило, что Иванченко рассказывал слишком уж «протокольным» языком. То есть, не как скажет обычный человек, например, «здесь лежал серебристый фотоаппарат» а с указанием марки, индекса модели и прочих подробностей, которые обычно пишут в протоколах сотрудники полиции, либо следователи.

- Я думаю, дело в том, что он хорошо разбирается в компьютерах и, насколько я понимаю, в другой технике... Бывает, что общаешься с убийцей и человек не знает что сказать, а Иванченко нам как лекцию читал: все рассказывал и показывал. Не удивлюсь, если он при этом гордился тем, что совершил и что его снимают на видеокамеру.

- А кто из преступников больше всех «выделился» и сильно вам запомнился?

- Наверное, все-таки Иванченко. Запомнился тем, что от него, как от человека, такого невозможно было ожидать: парень не из разряда опустившихся людей, которые убивают неизвестно из-за чего. Ну и Николай Подтягин, который совершил убийство семьи в Пролетарском районе. Причину расправы над малолетней он объяснил так: «Дочку я решил задушить во сне, чтобы она не успела увидеть мертвую маму». После этого он специально вызвал свою мать и убил ее. Но, если Подтягин был связан с игровыми автоматами (проиграл крупную сумму денег, - прим. авт.) и его поступок можно хоть как-то объяснить, то объяснения внезапному решению Иванченко убить всю семью я найти не могу.

- Общение с преступниками накладывает какой-то отпечаток на вашу жизнь?

- Только в том смысле, что по-другому отношусь к тому, что вижу на месте преступления. Вот, к примеру, мой первый выезд на гибель - это было в 90-х годах. Несчастный случай на заводе, мужчину зажало между двух вагонеток. Естественно, тогда было какое-то переживание. А сейчас выезжаю на убийство и просто работаю, как любой другой человек на своей работе. Хотя, к одному привыкнуть, как мне кажется, не возможно - это когда убивают детей. Даже, при всем этом «потоке», все равно начинаются внутренние переживания.

Виктор Фомин работал на месте падения самолета в Бучалках после теракта на борту

- Вы давно работаете и вам есть с чем сравнивать. Что изменилось в методах расследования?

- Изменилось отношение прокуроров и судов к доказываемости преступлений. Раньше в суд уходили дела, которые сейчас сразу «завернут» из-за недостаточного объема проведенных следственных действий. Тогда хватало пары-тройки экспертиз, а сейчас очень большой объем обязательных экспертиз, даже в том случае, если есть другие неопровержимые доказательства вины человека. 

Плюс, появились новые виды экспертиз: генетика, компьютерно-техническая... Оснащение изменилось - раньше следователи никогда не применяли фотоаппарат, а теперь в каждом отделе есть цифровой фотоаппарат и следователь должен уметь им правильно пользоваться.

- В Тульской области есть, как минимум, два нераскрытых резонансных преступления. Это убийство Вячеслава Трухачева и бизнесмена на ул. Галкина. На ваш взгляд, в чем причина?

- Сложно сказать. Ведь мы до сих пор не знаем мотива убийства Трухачева и поэтому даже не можем утверждать, что это было именно заказное убийство. Мы говорим, что это заказное только потому, что был один выстрел. А ведь, возможно, это был личный мотив, а не заказ. Плюс, повлияли некоторые другие факторы – например, то, что видевшие его люди - а они наверняка были - даже за большое вознаграждение не обратились в правоохранительные органы.

- И гильзы не нашли. Стрелял «из пакета» как киллер...

- Не обязательно из пакета. Это мог быть револьвер, поэтому и нет гильз.

- Наверняка смотрите сериалы, или фильмы про следствие. Как реагируете на происходящее на экране?

- Мне смешно, я фантастикой не очень увлекаюсь. Например - «След»: выезжает группа, в которой следователь, опера, эксперты и все они перед этим сидели и ждали, когда совершится очередное преступление - так не бывает. Как и то, что они чуть ли не по капле оставленной на месте происшествия крови сразу узнают имя и фамилию преступника.

- А самый правдивый какой, на ваш взгляд?

- «Тайны следствия» более приближены к действительности. За исключением некоторых моментов, которые можно объяснить тем, что если  в фильме не показать сплошные перестрелки и рукопашные схватки, то это будет никому не интересно. Если показать настоящую рутинную «бумажную» работу следователя с многочисленными документами, да и работу оперов, которые большую часть времени также сидят за бумагами, а не участвуют в перестрелках, то смотреть такие фильмы никто не будет.

Работа со спецоборудованием

- Что такое обычный рабочий день следователя-криминалиста?

- В основном это изучение уголовных дел и работа с документами. Выезды не каждый день. Обучение, исполнение различных поручений, подготовка методических рекомендаций, связь с экспертами различных учреждений и другая рутина.

- Не так давно прозвучал приговор по делу об убийстве в США, которое расследовалось в Туле и наши следователи даже выезжали в Америку. Чем отличается работа следователей США от наших?

- У них более упрощенно. У нас любой свидетель расписывается об ответственности за дачу ложных показаний в протоколах следственных действий. Там же любой сотрудник пришел, записал допрос на диктофон и отправил подборку аудиофайлов прокурору. Потом это просто распечатывается и уходит в суд уже в бумажном виде.

Но, несмотря на то, что некоторые их методы можно назвать передовыми, у нас более серьезная система доказательств.

- Доводилось ли заниматься по работе чем-то совсем необычным?

- Довелось побывать консультантом в фильме «Гражданин начальник», хоть в титрах и не увидите моей фамилии. Рассказывал, как правильно проводить следственные действия, находить отпечатки пальцев и микрочастицы. Также дал им для съемок реквизит в виде плакатов со следственными действиями, специальных пакетов для упаковки вещественных доказательств.

Съемочную группу, кстати, пускали в основном только на первый этаж прокуратуры области. Поэтому, в фильме показывался вход в прокуратуру, а внутри кабинетыв здании показывали,снятые уже в Москве.

- Случалось ли по работе испытывать жесткий негатив по отношению к преступнику, либо наоборот - сочувствовать?

- Конечно, были случаи, когда я сочувствовал больше самому  преступнику, а не жертве. Например, ранее несудимый мужчина зарубил топором особо опасного рецидивиста, который его буквально «достал» его и всех соседей по улице, буквально им проходу не давал. Мне потом, даже, жители подписи приносили в его поддержку. Только, к сожалению, это не всегда имеет значение. Суров закон, но закон…

А бывает, что ненавидишь преступника, но приходится держать себя в руках и разговаривать с ним на «вы». Хотя? хочется растерзать его на месте...