Сегодня юбилей у общественного деятеля, депутата Госдумы 3 созыва, политического деятеля СССР, РФ Анатолия Артемьева.  ИА «Тульские новости» совместно с ТК «ТелеТула» подготовили большое интервью с Анатолием Ивановичем.

 

- Ранее мы с вами уже встречались и говорили на разные темы, в том числе обсуждали и грядущее столетие комсомола, и в принципе мы к этому вернемся сегодня в нашем разговоре, но чуть позже. Вначале хотелось бы поговорить, конечно, о вас и о том, как проходило ваше становление как политика, как складывалась ваша карьера, и в том числе как вам удавалось срабатываться со многими руководителями области. И в связи с этим хотелось бы начать с такого вопроса. Вы работали с первым секретарем Тульского обкома КПСС Иваном Юнаком. О нем говорили разное, и мнения о нем есть разные. Интересно послушать вашу точку зрения, что можете сказать о нем как о политике, и как о человеке?

 

А.А.: Для меня он – Иван Харитонович Юнак, потому что он в моей судьбе сыграл очень большую роль. Но, к сожалению, немножко он пересидел в этой должности – 20 лет. У него были предложения перейти в Москву, но он был патриотом Тулы, хотя и приехал из Днепропетровска сюда. И какое-то мнение было в 90-ые, в 2000-е, что вот жесткий был или еще что-то такое, но я отдаю должное нынешнему составу депутатов областной Думы и руководству области, которые историческую несправедливость преодолели, и присвоили Юнаку звание «Почетный гражданин Тульской области» за заслуги перед туляками. Он прожил большую жизнь, прошел войну от Москвы до Югославии, стал полковником, имеет ранения, прошел большую школу хозяйственную. География его деятельности закончилась на Украине, когда он работал совместно с Брежневым и Кириленко в должности председателя Днепропетровского облисполкома, и тогда он был рекомендован в 43 года сюда, в Тулу. Он не привез ни одного человека из Украины, освоился и стал большим патриотом Тулы.

Значит, что из себя представляла Тульская область, когда Юнак пришел в начале 60-х годов? Во-первых, Тула не пострадала в годы войны и она не обустраивалась за счет государства, что было характерно для Калуги, для Липецка, для Курска. Значит, только хозяйственный способ. Он добился постановления Правительства, чтобы Тула и Тульская область стала обустраиваться тоже за счет государства, и до полутора миллионов метров жилья стали строить в Туле.

Оборонный комплекс при Хрущеве, вы знаете, он сворачивался и был такой же кризис, как сегодня. Значит, снова был поднят оборонный комплекс в области, стали работать машиностроительные заводы, и появилась электроника, 9 заводов электронной промышленности было построено в Тульской области. Далее снова был поднят вопрос о Подмосковном угольном бассейне, и шахты стали разворачиваться.

Вот я приехал как раз в тот момент, когда стала подниматься угольная промышленность в Тульской области, работал тогда горным мастером в Богородицке. Облик Тулы – новый драмтеатр, новый цирк, капитальный ремонт филармонии, трамваи убрали с центральных улиц, вывели их, расширили, и стал красивый и проспект Ленина, и Красноармейский проспект, и Первомайская улица. Сейчас, конечно, они еще более красивые стали, это руководство области сделало, но тогда это он сделал.

Калужская область, Калуга ушла на самостоятельное плавание, она раньше входила в нашу область. Новомосковский район, Кимовский район, Донской, Узловский, Богородицкий районы не были Тульской областью, это была Московская область. Вот выкиньте их сегодня, что из себя бы представлял регион? Юнак добился, чтобы Правительство вернуло обратно в Тульскую область эти 5 районов. Таким образом, область стала подниматься.

Да, он был жесткий, он был очень требовательный, не терпел расхлябанности, но очень большое внимание уделял работе кадров. Подбор  и расстановка кадров была у него в центре внимания. Подберешь профессионалов-энтузиастов – и у тебя будут успехи, не подберешь – один ты ничего не сделаешь. И очень много простых инженеров, механизаторов, в сельском хозяйстве специалисты, культуры выросли при нем и стали руководителями.

Значит, я бы хотел отметить его роль в том, что Тула стала городом-героем, он добился этого, поставил жестко вопрос и требовательно спрашивал перед Центральным комитетом: орден Ленина есть, а где же «Золотая звезда»? И вы знаете, что Брежнев приехал и вручал «Золотую звезду» Туле –  это тоже заслуга Ивана Харитоновича.

И последнее отмечу – он занимался очень сильно военно-патриотическим воспитанием. Обратите внимание: и Курган Славы, и военно-спортивные лагеря молодежные, система ДОСААФ работала, спортивная база появилась при нем и Дворец спорта, и Лужники, и бассейн, и так далее. Ну, и конечно районы – и Донской, Новомосковск, Кимовск, Богородицк, Алексин, Щекино при нем стали нормальными хорошими городами. И я бы отметил, что он был инноватором: Щекинский метод был применен первый в стране на базе Щекинского химкомбината по его инициативе, при его поддержке.

Но, конечно, были злопыхатели, которые были недовольны той дисциплиной, которую он наводил. Где-то он был не самокритичный, не терпел критику в свой адрес, безусловно, и когда с ним не соглашались, он потом, конечно, жестко отстаивал свою позицию вплоть до того, что эти кадры могли переставить. Но в целом это был крупный, партийный, советский, государственный деятель, и Туле повезло, что он руководил Тульской областью.

 

- Вот вы сказали, что при нем оборонка у нас поднялась…

 

А.А.: Да.

 

Как вы считаете, что помогло Юнаку добиться именно этого в вопросе оборонной промышленности?

 

А.А.: Юнак был большой патриот Советского Союза, нашего государства,  он прошел войну. Из Подмосковья он прошел через всю Россию через Чехословакию, через Германию и закончил Югославией, и он увидел,  что без армии быть не может крепкое, сильное государство. Я был в составе бюро, и при мне он разговаривал и с Леонидом Ильичем, и с Кириленко, они же вместе работали на Украине, поэтому через них он поставил вопросы, чтобы снова Тула стала мощным оборонным комплексом в Советском Союзе.

 

- Понятно. Скажите, известно ли вам о конфликте, который существовал межу Юнаком и Стародубцевым, Севрюгиным?

 

А.А.: Ну, и [Василий] Стародубцев, прежде всего, и [Николай] Севрюгин – это были личности, они имели свое мнение по тем или иным вопросам. И в конце, когда они пришли на должность губернатора, они проблему Юнака не поднимали. А то, что было, это по жизни, когда Севрюгина сняли с работы за злоупотребление, и конечно, это нужно было как-то перенести в личные отношения между ними. Но я еще раз говорю, и в конце своей биографии Севрюгин и Стародубцев проблему Юнака не поднимали, но нынешние депутаты все-таки еще раз дали высокую оценку Юнаку Ивану Харитоновичу, и он стал почетным гражданином Тульской области.

 

- Анатолий Иванович, вот вы уже затронули тему работы с экс-губернатором Василием Александровичем Стародубцевым, могли бы подробнее рассказать о времени его управления Тульской области, как вам работалось, плюсы, минусы в его политике.

 

А.А.: Вы знаете, я был и остаюсь сторонником того, что повезло Тульской области, что на ее территории жил и руководил Василий Александрович Стародубцев. В 70-ом году мне было 24 года, я в составе делегации побывал в Новомосковске, в его хозяйстве. Приехала туда делегация, я познакомился с опытом Стародубцева, который был еще только начинающим председателем колхоза, но сконструировал и создал уникальную животноводческую ферму, за которую он получил звание лауреата государственной премии, раньше он был никому неизвестен. Это уникальная ферма. Мы приехали в село Спасское, грязь (в октябре было), маленькие домишки, не было освещения по улицам, единственная маленькая конторка сделана из красного кирпича, написано: «Правление колхоза и сельский Совет». Ну что тут смотреть в этой деревне, какой-то ферме, что такое Стародубцев, почему Юнак такое решение принял, что все должны были побывать там? А мы подъехали на машине, на УАЗике с большим трудом по этой улице разбитой, на крыльцо вышел моложавый мужчина, рыжеволосый в черном костюмчике, в белой рубашечке, галстучек… Привел в контору, чай, чашечки симпатичные и т.д., и т.п, поехали на ферму, мы просто офонарели – одна доярка обслуживает 400 коров! Тепло на этой ферме и т.д., и т.п. А потом показал у себя в конторе, что он будет делать в этой деревне – дом культуры, плавательный бассейн, дом спорта, дом быта, детский сад с плавательным бассейном, с хореографией, английским языком, фельдшерско-акушерский пункт, швейно-полеводческий цех, где будут работать женщины в перерывы между уборкой урожая и т.д., и т.п. Ну, мы выехали оттуда, подумали, что очередной мечтатель появился. Но прошло время, а он все сделал! И я, когда уже был первым секретарем обкома комсомола, проводил делегации наши комсомольские, что должно быть в деревне по опыту Василия Александровича –  бесплатное жилье, горячая вода, паркет и т.д. и т.п.

А потом я уже был первым секретарем Донского горкома партии, Арбузов Сергей Сергеевич, известнейший партийный работник, с уважением к нему отношусь, уходил на пенсию, и Стародубцев, [Александр] Зуев директор «Азота» и еще несколько хозяйственных руководителей предложили в бюро обкома партии меня привести из Донского в Новомосковск, я тогда был самый молодой первый секретарь горкома партии. Я, когда приехал в Новомосковск, меня избрали, я говорю: « Василий Александрович, что будем делать? Какие у вас предложения? Вот меня пригласили, избрали меня». Он говорит, будем создавать научно-производственное объединение «Новомосковское», об этом сейчас молчат, никто не говорит, а он хотел создать научно-производственное объединение «Новомосковское» на базе хозяйства и еще плюс три колхоза. Трансплантацией эмбрионов заниматься, осваивать новые технологии и прочее, прочее. А тут как раз реформы, преобразования в стране пошли, и нам предложили в ЦК КПСС опыт колхоза сделать на примере всего района – создать комбинат Новомосковский, куда бы вошли все хозяйства, переработчики и т.д. и т.п., 12 тысяч работающих. Кто должен во главе быть? Василий Александрович. Я ему говорю, давай! Он – нет, я не пойду. Почему? А я не хочу быть директором, я хочу быть председателем, избранным народом. И мы разработали агропромышленное кооперативное объединение, и вот он его возглавил. И вот там он прославился, объединив это все вместе в единый комплекс, торговля пошла. И когда в Туле и в стране была голодьба, не было мяса, со всеми этими продовольственными проблемами, все кричали, орали, у нас в Новомосковске было 16 коммерческих магазинов, и лежала говядина, свинина, индюшата появились, помидоры, огурцы свои мы имели право, но продавали по коммерческим ценам, потому что без дотации – 4.50 говядина, 3.90 свинина.

 Вот тогда мы с ним очень плотно работали 4 года. А когда он вышел из Покровской тишины, он предложил мне идти его заместителем в команде на губернатора. Я говорю, Василий Александрович, зачем вам губернатор. Нет, на губернатора, я хочу, чтобы вы занялись приватизацией. Приватизация – это тоже отдельный вопрос, она началась при КПСС, по решению ЦК КПСС. Было принято решение торговлю, бытовое обслуживание сделать коммерческим, привести на самостоятельные отношения экономические, сделать управляемые народные предприятия, акционировать их. Это все было при КПСС, у нас об этом молчат. Другое дело, что потом Ельцин перевернул это все. Залоговые аукционы появились, появились ваучеры, а тогда все было под руководством КПСС. Он говорит, я хочу разобраться с приватизацией, потому что все думают, что я сейчас снова верну социализм, а как быть. И мы с ним плотно работали. Мы побывали с ним в Германии на «Knauf» и привлекли «Knauf», сейчас «Новомосковск Гипс «Knauf» самое крупное в мире предприятие. Побывали с ним в Дюссельдорфе, в конторе «Procter», и сегодня «Procter» в Новомосковске самое крупное в Европе предприятие. Мы с ним вели переговоры с [Андреем] Мельниченко, и сегодня «Московский азот» тоже крупнейший в Европе  по удобрениям. Перевели электростанцию на газ в Новомосковске. То есть инвесторы, которые думали, что тут нельзя будет работать, наоборот получили условия – льготное налогообложение и так далее при Стародубцеве. Об этом все молчат, но он стоял у истоков.

И сегодня, когда Тульская область в промышленном отношении каждый год вырастает на 10%, а страна падает, регион один из немногих дает прирост, потому что 32 инвестиционных проекта было реализовано при Стародубцеве. Об этом молчат.

В театре обвалилась крыша, нужно было сносить. Он привлек Попова Альберта. Нашли решение, театр сохранили.

Цирк – крыша обвалилась, протекала, восстановили. Не решался вопрос по музею оружия. Василий Александрович поехал к министру, привез проект, этот проект он утвердил, и заложили основу. Тульский музей оружия при нем появился.

Мы заложили при нем основу для того, чтобы педагоги получали зарплату из областного бюджета, они же сидели без зарплаты на муниципальном довольствовании. Мы при нем в три раза увеличили финансирование здравоохранения, не было бюджета, он был в 6 раз меньше, чем сегодня. Построили детскую больницу областную здесь в области, школку первую построили в Дубенском районе. Это все при Василии Александровиче.

И не случайно депутаты областной Думы и губернатор присвоили Стародубцеву звание «Почетный гражданин Тульской области». Вот такой был человек. Да, он может быть в чем-то и поспешил. Но я два примера приведу, в том числе по Василию Александровичу. Если бы то, что он сделал, выполнено было, страна пошла по другому пути.

В марте 1988-ого года Центральный комитет партии принял решение поддержать Горбачева. И вот на пленуме Тульского обкома партии ветераны сказали нет и добились, чтобы Тульский обком партии на пленуме принял решение о недоверии к Горбачеву как генеральному секретарю. И мы обратились в Центральный комитет КПСС с предложением провести очередной съезд и освободить Горбачева от должности, так как он не может консолидировать общество. А кто об этом говорит? Стародубцев тогда выступил на пленуме и сказал, вот тульские коммунисты настаивают, Михаил Сергеевич пусть будет президентом, а избрать первого ЦК другого человека. Горбачев встал и ушел, вот я ухожу в отставку. Но это старые ветераны, которые в ЦК, их было около 100 человек, поняли, что приходят новые, их всех поубирают. И они три часа уговаривали не голосовать, а перенести голосование на месяц позже, на потом туда-сюда и все. А если бы это предложение, которое озвучил Василий Александрович на пленуме ЦК, было выполнено, как бы пошла страна – вопрос! И какая  политика Тульской области – вопрос.

И второй момент: я был участником Конституционного совещания, разрабатывал Конституцию. У нас было два человека всего в Тульской области – я от депутатов избран был и [Игорь] Иванов, начальник отдела юстиции области (умный человек, грамотный), ну и по должности губернатор Севрюгин и [председатель областного Совета Юрий] Литвинцев, и от общественности еще был представитель, фамилию забыл его, от «Ясной поляны».

Мы 5 июня 93-ого года разработали проект Конституции. 800 человек со всей страны – ученые, специалисты пришли, изучили, как в Америке, как в Германии, как в Англии и т.д. и т.п. Почему? Потому что к этому времени Верховный Совет разработал свой вариант парламентско-президентской республики. Подчеркиваю – парламентско-президентской. Во главе комиссии стоял Ельцин. Внесли в ту Конституцию РСФСР 487 добавлений, изменений, и она стала так более-менее приемлемой, но мы поняли, что нужна новая Конституция независимых государств.

А потом между Ельциным и Верховным Советом возникли проблемы, взаимоотношения усложнились, и тогда вышел указ Президента «О роспуске Верховного Совета». Мы потом ему подсказали, что так делать нельзя, иначе мы тебя освободим от должности – депутаты сказали Верховного Совета РСФСР. И он тогда говорит, Конституционное совещание и Конституцию мы пересмотрим.

И вот Конституционное совещание прошло, я участвовал в работе, мы разработали Конституцию наподобие Франции:  Президент – верховный главнокомандующий, внешняя политика, а Правительство формируется депутатами, партиями, которые победили, и социально-экономические вопросы решаются на уровне Правительства, хотя был вариант и американский взять. И открывается Конституционное совещание, и Ельцин выступает и говорит: «Советская власть никуда не годится, это отрыжка коммунизма, надо их разогнать и создать муниципальную схему, и президентская республика и демократия у нас будут и т.д».

[Руслана] Хасбулатова оттуда выгнали с этого совещания, даже слова ему там не дали. Ну, ладно, разработали, утвердили проект, и мы должны были ее утвердить и дать на референдум. Это такой закон, Конституционное совещание. Вечером звонят: «Анатолий Иванович, подойдите утром пораньше». Мы приходим пораньше, а нам дают Конституцию другую, написано «вносит Ельцин». Мы работали 2,5 месяца 800 человек со всей страны, вся наука, и вдруг нам дают другую совсем Конституцию, и во главе там  Президент, все полномочия у него, там Совета нет уже, и Парламент там почти ничего не решает.

Открывается совещание,  заключительная лекция, говорит, все, я имею право как Президент предложить свой вариант. Ваш вариант и мой вариант –  и давайте голосовать, чей вариант победит, тот и вынесем на обсуждение. Ведь об этом сегодня никто не говорит, а так дело было. И начнем с моего варианта – кто против, встаньте. Я встал,  Литвинцев встал, нас встало 47 человек из 800, и ушли из зала, и все остальные голосовали за ту Конституцию. Отбросили то, что наработано было, и отбросили парламентский вариант.

Но потом ему говорят на Западе: «Ты что делаешь? Конституционное совещание работало…» И он тогда дает  команду собрать всех депутатов в области, чтобы собрались вместе в области в Тульской, например, областные депутаты, муниципальные депутаты местных советов, все там, были 3 человека и обсудили его вариант, потому что мы же федерация, область тоже должна свою роль играть. Ну, собрали нас 1100. Приехал [Олег] Румянцев от Парламента, и приехал [Сергей] Станкевич от Президента, и два варианта – тот, который Парламент, и тот, который внес Президент. И что вы думаете? Мы 3 часа обсуждали, и Тульская область в лице депутатов проголосовала против нынешней Конституции, не утвердили, не согласились. Ну, паника в Администрации Президента, как это так, и тогда решили не обсуждать нигде по стране, подшлифовать немножко и на референдум выкинули. Вот так принята нынешняя Конституция.

Да, там есть плюсы, но до сих пор закона «О Конституционном совещании» нет, а без Конституционного совещания мы не можем ее пересмотреть, внести поправки в главные статьи.

 

- Но вы считаете необходимым пересматривать, назрела такая необходимость?

 

А.А.: Не надо пересматривать всю, но вы согласитесь, роль и место Администрации Президента не прописаны никаким законом, а она  фактически выполняет роль политбюро. Дальше – мы прописали и было вначале, что раз мы федерация, губернатор, представитель собрания законодательного, я член Совета Федерации, и они утверждают бюджет потом, они утверждают прокуроров, они там вызывали министров. И как только стали губернаторы  членами Совета Федерации, вызвали раз Ельцина, второй раз, прокурора Генерального, и поняли, что под контролем сразу вся эта власть и отменили. И теперь кто в Тульской области является членом Совета Федерации?

 

-  Панченко и Вепринцева.

 

А.А.: А как они голосуют? Панченко должен голосовать как? Решила областная Дума по каждому вопросу, потому что к нам присылали проект закона, мы согласовываем здесь, и позиция областной Думы, а потом голосовать. А  Вепринцева должна проголосовать, как скажет губернатор. Так по идее?

 

- Ну, по логике.

 

А.А.: Ну а солидность, когда в Совете Федерации сидят губернаторы и спикеры и приходит министр, и второе – когда сидят Панченко сильный человек, грамотный, я с ним знаком, это личность выдающаяся для Тульской области, но там же очень много молодых и неопытных и т.д. и т.п., мы это прописывали же, этого нет.

Дальше мы прописали, что бюджет пополам 50% всех сборов, денег в области идет к нам в область, а половина в Москву, в Бюджетном кодексе зафиксировали это все. А сегодня – 72% в Москву, а 28% сюда, и мы здесь являемся убыточной областью. И такие почти все субъекты.

То есть если мы федерация, значит надо четко написать – Президент он кто? Сегодня страной управляет по всем вопросам Путин, нам повезло с Путиным – выдающийся человек, умница большая, я с ним тоже знаком был и встречался. Но, а где Правительство, а где Совет Федерации, а где роль и место субъекта федерации, ведь субъект это выше. Договаривались, что субъект – это основа, они формируют субъект, формируем власть вверху в Москве, формируем законы, а им делегируем полномочия некоторые, а сегодня даже на дорогу просят деньги в Москве. Поэтому вот эти моменты надо посмотреть и внести изменения, а закона нет «О Конституционном совещании».

И вот я просто заканчиваю по Стародубцеву и еще раз говорю, что он попал в сложнейшую ситуацию, бюджета не было. В Тульской области, когда он пришел, долг 2 миллиарда, бюджет 8 миллиардов, мы его не могли формировать, не было поступлений, не было налогов. И только в октябре утверждали бюджет на год, каждый день деньги  приходили и распределяли на школу, на образование, на культуру и т.д. Вот в таких сложных условиях он начинал работать губернатором.

 

- Скажите, вам ведь удалось поработать и с последующим губернатором, с Вячеславом Дудкой?

 

А.А.: Да.

 

- Что могли бы сказать об этом времени, насколько долго вы работали в этой команде?

 

А.А.: Ну, это непростой вопрос. Мы же знаем, где сейчас находится Вячеслав Дмитриевич. Ну, выплыл он случайно в эту должность губернатора. Президент был на КБП, Шипунова не было, а он как очень сильный, квалифицированный инженер, хозяйственный руководитель докладывал по КБП и по району показал все, и он приглянулся нашему Президенту как понимающий в промышленности, разбирающийся и т.д.  И когда, значит, Василий Александрович уходил, уже собирался, я: «А что делать дальше?». Говорит, вот мы сегодня, они такие, сякие заместители, министры, пятое, десятое. Ну, я отработал, как положено, срок 4 года. Приходит новый губернатор, все меняется. Раньше такого не было никогда, если пришел губернатор, чтобы заменить три обкома партии, он должен получить согласие  ЦК КПСС, Бюро областного комитета партии, трудоустроить его, а только потом избирать нового. Вот так было по номенклатуре. А сегодня избрали мэром, поработал, кончились полномочия, а у него бизнес был, а он должен закрыть этот бизнес. Что он будет делать дальше? Что снова открывать? Он был директором больницы, стал депутатом освобожденным, полномочия кончились. Его возьмут снова директором больницы, назначат? Какая проблема, чувствуете.

Тульская область пошла совсем по другому пути. И он меня пригласил, я говорю, я пойду, но возьму два вопроса, если хотите. Первое – это муниципальная реформа, она сегодня, к сожалению, забыта, заброшена. Ну, кто сегодня знает, какие там сейчас крупные, симпатичные проблемы решаются в Алексине или в Узловой, кто там глава администрации? Раньше это фигуры были. Первый секретарь горкома райкома партии – это фигура, он решал вопросы. Вот я пошел в Новомосковский, я говорю, пойду, реформу муниципальную и образование, и здравоохранение буду вести. Каким образом, что я хочу сделать? Первое: у нас профтехучилищ 51. Было принято решение их приватизировать, хорошее помещение прихватить. Давайте этого не будем делать, пойдем к министру, я поехал к министру [образования], тогда Хамешина Ольга [была], очень грамотная, квалифицированная, и мы добились, что 38 профтехучилищ и 21 техникум взяли в областную собственность, нам передали, и на бюджет посадили, и 4950 специалистов в год стали выпускать по заявкам наших предприятий. Это первое, что мы сделали и единственные в стране. Первые.

Второе: окончательно при нем перевели образование на финансирование из областного бюджета, чего не было. Решили. Теперь муниципальные реформы. Значит, я участвовал в Госдуме по разработке закона №131 по опыту Новомосковска. Ведь город Новомосковск в 88-ом году фактически стал самостоятельным – бюджета 2,5% прибыли мы формировали, стали строить 100 тысяч жилья в год, в одну смену перевели работу школ, и село присоединили к городу, там один городской совет стал, и на хозрасчет довели и сельское хозяйство. Вот по этому опыту я хотел и вести Тульскую область, причем в советское время при КПСС (об этом тоже все молчат) в Тульской области начались колоссальные реформы. По опыту Новомосковска во всех районах, город и район объединили – и Щекино, и Узловая, и Богородицк, и Алексин, ликвидировали все, был один городской совет. Все колхозы, совхозы объединились в агропромышленные кооперативные объединения в каждом районе, было ликвидировано Управление сельского хозяйства областное и создан концерн сельскохозяйственный.

 

У нас была сильная команда, и постановлением Правительства мы пошли на реформу. К нам приехал Починок и разработал программу перевода  Тульской области на самофинансирование, хозрасчет 350 страниц, Правительство утвердило.

Что касается самоуправления, я отдаю должное, мы привели в порядок все уставы. Мэр города избирался из числа депутатов или общим голосованием. Вы помните, [Сергей] Казаков, [Владимир] Могильников избирались, [Николай] Минаков в Новомосковске, [Андрей] Самошин, народом избирался, это высшее должностное лицо. Дальше бюджеты им дали, у них не было бюджетов, а сейчас просто непонятно что. И стали вести эту реформу по объединению Новомосковска, объединения города с районом, и такая должна быть ситуация и в других районах. Вот сейчас над ним работает губернатор, вот что-то медленно получается, к сожалению.

Я говорю, Вячеслав Дмитриевич, давайте мы в Новомосковске продолжим эксперимент. К нам пришли «Procter», «Кнауф», «ЕвроХим», энергетика. Есть 8 инвестиционных проектов у этих предпринимателей, я их всех объехал, они готовы миллиард долларов вложить в Новомосковскую промышленность, сделать самые интересные предприятия в Европе и в мире, но нужна инфраструктура на 6,5 миллиардов рублей: дорога от Новомосковска на трассу «Дон» четырехрядную, железная дорога 14,5 метров, два моста железнодорожных, чтобы можно было ездить по ним, по газопроводу. Вот на 6 миллиардов рублей.

Проехали, посмотрели, собрали этих всех предпринимателей, создали «Корпорацию Новомосковскинвест» во главе с [Валерием] Кравченко, а я был председателем Совета директоров этой корпорации. Сегодня это «Корпорация тульское развитие» по этому пути построена. И постановлением Правительства нам этот проект утвердили, причем я отдаю должное ему, Вячеславу Дмитриевичу, в том во втором году его работы. В Сочи было 64 проекта выставлено на конкурс, а чтобы деньги получить федеральные на эти дороги, на инфраструктуру, нужно было пройти через конкурс, через комиссию и потом распоряжением Правительства утверждалось. Приехал туда Путин, посмотрел 64 проекта и всего отобрали 4 проекта, в том числе тульский, благодаря  Грефу, он курировал нас, и Путину, и Дудке. В итоге я отдаю должное его работе.

Но, а потом, знаете, мания величия, высшее должностное лицо, туда-сюда, военные люди они в демократию не играют, потом ему эти советы, рекомендации, может быть, и не совсем были нужны, и я чувствую этот холодок пошел уже в этих делах во всех. А потом приехал Путин, посмотрел, как выполняется Новомосковский кластер, дал высокую оценку кластеру этому и сказал, надо продолжить работу, а я ушел на пенсию тогда. Меня Дудка снова вызвал, пригласил и говорит, слушай, давай будешь моим советником по кластеру Новомосковскому, и готов тебя с [Денисом] Тихоновым, который сегодня возглавляет корпорацию, предложение в Правительство. И я еще два года работал советником, и мы разработали программу, Путин подписал распоряжение Правительства 4 года назад, это кластер второй Новомосковский, Алексинский, Щекинский, Узловский (4 кластера) и Тульский и Ефремовский  аэропорты. Тут была моя последняя работа при Дудке. А там что, чего, куда и пятое я уже все, я только занимался узкими вопросами как инженер. Демократичность должна быть. Правильно?

 

- Да.

 

А.А.: Вот это, к сожалению, не в полной мере у него присутствовало. А то, что там с этими деньгами, это уже, знаете, пускай разбираются суды, прокуратура и следственные органы. Вот так я хочу сказать.

 

- А по объему госдолга помните, каков был госдолг на тот момент, когда он пришел?

 

А.А.: Значит, вы поймите одно, если область находится на поводке у Москвы, то, конечно, требуется 5 указов Президента. Есть, их надо  исполнять, а исполнять можно за счет средств области. Где эти деньги брать? Поэтому деньги берутся в кредит, все живут так. Предприниматели, у них денег нет свободных, они берут кредиты все, и сегодня «Газпром» и «Нефтепром» и все прочее они тоже в кредитах. Мы сегодня в два раза больше задолженности в бюджете Тульской  области, чем было при Дудке. А при Стародубцеве мы вообще вышли в нули. А в конце уходил Василий  Александрович Стародубцев, у нас там один миллиард был всего, но это естественно, мы брали кредиты, возвращали. И сегодня, и при Дудке брали кредиты и возвращали, и сегодня берут кредиты. Но есть норма 15% от общего, мы это не пересекали, по крайней мере. Но сегодня бюджет в два раза выше, чем при Дудке, это я отдаю должное, что, значит, нынешнее руководство занимается бюджетом, потому что развернули инвесторы.

Вот я ездил в Швецию, Австрию, сегодня два опытных крупных завода появилось, развернулась химия, разворачивается оборонная промышленность, появились деньги и самое главное, что бюджет теперь стал гораздо больше, чем был при Дудке, это тоже самое плюс. Но зато два триллиона по стране субъекты должны банкам, большая сумма. А у нас меньше, чем в других областях.

 

- Хотелось бы услышать, что вы думаете о политике нынешнего губернатора. В том числе вы отмечали, что Иван Харитонович уделял большое внимание кадровому вопросу и подбирал кадры очень тщательно. Как сейчас у нас с кадрами?

 

А.А.: Ну, видите в чем дело, я уже 5 лет на пенсии, и уже теперь нет того сопереживания по некоторым моментам. Я сторонник того, чтобы губернатор приходил со стороны – [Василий] Жаворонков, [Григорий] Каминский, Юнак. Они приходят и никому ничего не обязаны и ни с кем не связаны. Я пришел в Донской со стороны из Тулы, и я там никому ничего не обещал, ни с кем не связан. Я пришел в Новомосковск, я там тоже всех знал, но никому ничего не обещал и никаких там братьев, сватьев, не было близких друзей. Поэтому я считаю, что первый руководитель, как правило (подчеркиваю), должен быть, хотя и есть фигуры у нас, например, [Николай] Воробьев или Панченко, готовые губернаторы могут быть, не сомневаюсь, они потянут. Но когда со стороны пришел, свежим взглядом посмотрит, что, чего, как. Но я вам напомню, что Юнак ни одного человека не привез из Днепропетровска, а Владимир Сергеевич команду привез, но это же не самое, это же не свет Москвы. Поэтому в кадровой политике хорошее приобретение – это премьер-министр Юрий Михайлович, а остальные кадры мы могли из  Тулы найти такие и не слабее, а сильнее.

Напомню, что когда 90-е годы наступили, и при Севрюгине, и при Стародубцеве областью руководили наши комсомольские воспитанники, нравится кому-то или не нравится, но и Сергей Иванович Казаков, и Могильников Володя, и Лунев Саша, и главы районов Тулы, и главы районов – это были все бывшие первые секретари райкома горкома комсомола. И Калинин Коля, и я пришел, и [Виталий] Богомолов – это все выходцы из комсомолов. И мы 10 лет держали Тульскую область, и нормально получалось, поэтому кадры есть. Поэтому в кадровой политике меня не все устраивает то, что делает Владимир Сергеевич. Смена этих глав постоянная идет, обновление, причем приходят не очень опытные, может, с желанием, но неопытные. Раньше глава района – это первый секретарь райкома, горкома партии, это человек, который прошел большую школу, авторитет. Поэтому я еще раз говорю, кадровая политика – это слабое место сегодня у нас.
 

На мой взгляд,  он с инвесторами выстроил отношения сразу, продолжил наш курс, и у него сейчас появился автомобильный завод мощный китайский. На «Тулачермет» – наша мечта была, чтобы сталь там плавили, хороший проект. По торговле я специалист большой, вот здесь дороги, благоустройство, парк, ну тут вопросов нет, молодец, старается, хотя вот кадровая политика, конечно, не очень. Ну, и потом при всем при том, если он приехал, 10 лет должен губернатор работать, только тогда можно оценить его работу. За 3 года оценить сложно. Поэтому я за то, чтобы приходили, как правило, со стороны на 10 лет, а команда должны быть местная.

 

- Что касается оппозиции, как вы считаете, насколько она проявляет себя в нынешних условиях в Тульской области?

 

А.А.: Значит, я не был сторонником Ельцина, хотя вначале он мне симпатизировал своей энергией, потому что он пришел в Москву, образцовый коммунистический город создавал, и я был в восторге от того, что молодой, энергичный пришел, партийная работа. Я сам тоже был молодым, мне было 35 лет, когда я стал первым секретарем горкома. Поэтому, значит, когда он был в рамках той системы на пленуме Центрального комитета КПСС, был вопрос поставлен об опыте работы Московского горкома партии по преобразованию его в образцовый коммунистический город, докладчик Ельцин.

Это пленум ЦК, это вся страна. И после пленума, где поддержали Ельцина и нас, мы подошли к нему, говорю, Борис Николаевич, вы образцовый коммунистический город создаете – Москву, а мы Новомосковск, тоже вошли в реформу по хозрасчету, мы хотели к вам приехать с делегацией, чтобы вы нам рассказали, как тут все это делать. Он говорит, вам, Василий Александрович, мой товарищ, все, привозите. Мы 40 человек собрали актив, привозим его в Москву, поднимаемся наверх в горкоме партии, а Витя Илюшин, мой товарищ, его помощник был: «Нет его». Я говорю: «Где?». Не можем найти, Михаил Сергеевич звонит, не можем найти. И только нашли в 4 часа. Ну, мы там поездили, потом приехали в 4 часа. Он говорит: «Он не может выйти, он не в форме».

Вот тогда я понял, что есть момент, на который нужно обратить внимание. И дальше Конституционное совещание, когда он жестко выгнал Хасбулатова с совещания. Выкинули [народного депутата РФ Юрия] Лодкина прямо в дверь, взяли его. Он там хотел выйти на трибуну, его охрана хватает, 800 человек сидят, сидит Президент, а Лодкин депутат, судья, выходит на трибуну, а его он: «Убрать!» Хватают, выкидывают в дверь. Вот после этого я уже понял, что Ельцин не годится. Да, такое было.

Поэтому сегодня очень важно из того опыта, который был и положительный, и отрицательный нужно взять уроки и идти вперед. Но без муниципальной реформы, без реформы межбюджетных отношений, без внятной продуманной политики в отношении мелких, средних предпринимателей страна будет тормозиться, застой будет.

Потому что